Celebrity
24.08.2015 в 03:00

Из интервью с Дэвидом Духовны

Из интервью с Дэвидом Духовны

Став безумно знаменитым после сериала «Секретные материалы», Дэвид всегда теперь окружен облаком слухов. То о его романе с партнершей Джиллиан Андерсон, то о скандальном разводе с женой и лечении в клинике от сексуальной зависимости. И словно смеясь над общественным мнением, Духовны снялся в сериале «Блудливая Калифорния», где его герой путешествует из постели в постель.

Дэвид Духовны стоит особняком среди голливудских звезд. Он умен, учился в двух лучших университетах Америки, а написать солидную диссертацию и стать профессором литературы ему помешала актерская работа. Она же сделала Дэвида культовым персонажем благодаря Фоксу Малдеру, его герою из сериала «Секретные материалы» (он идет сейчас на телеканале ТВ-3). На пару с Джиллиан Андерсон Дэвид едва ли не впервые в истории телевидения девять сезонов подряд заставлял немыслимое количество поклонников бросать все дела и бежать к телевизору.

— У вас ведь русские корни — вы как-то их осознаете?

—Я всегда их чувствовал. Со стороны отца — все мои родные из вашей страны, и еще из Польши. Мама моя родом из Шотландии. Я всегда себя чувствовал наполовину русским. Мой отец родился в Нью-Йорке и никогда не был здесь. Очень жаль.

— А друзья из России, живущие в Америке, у вас есть?

— Я уверен, что мог бы найти родственников и здесь и в Америке. Моя фамилия означает «духовный» — по-русски точно так же, мне это очень нравится. Но эта фамилия на самом деле, как мне сказали, довольно редкая.

— Интересно, а вы со своими детьми обсуждаете свои корни, происхождение?

— Да. Я говорю им, что они настоящие
американцы. Как раз потому, что и у меня и у моей жены Теа намешано множество кровей. У Теа — болгарские, итальянские, английские корни. У детей мои глаза – славянский тип. И они теперь всем говорят, что у них глаза славянского типа. Забавно, правда?

— Дети ваши смотрят «Секретные материалы» или «Блудливую Калифорнию»?

— Нет. Они еще не смотрели. Они смотрят то, что показывают сейчас, а не сто лет тому назад. А показывать им «Блудливую Калифорнию» — рано еще. Но когда вырастут, я хотел бы, чтобы они увидели все картины, где снимался их отец. Уважали его работу и гордились. Но пока сына и дочь вообще не волнует, что их отец — актер. Для них это естественно. Они не знают ничего другого — когда они родились, я уже был актером.

- Но все равно нас волнует секс. Это, наверное, самоцензура. Смотреть порно одному – это одно, но смотреть фильм с сексуальной сценой в кинотеатре – это еще как-то смущает людей.

— Да, я помню как я ходил на фильм «Беспечные времена в «Риджмонт Хай». Я слышал, что это веселый фильм, и я пригласил на него мою маму… Я хотел поделиться с ней своей культурой. И я помню, как я сидел рядом с ней и чувствовал себя просто ужасно. Там была сцена мастурбации. Я просто помню, как на моей спине проступил пот. Со своими детьми я не пойду смотреть «Блудливую Калифорнию». Думаю, это дело родителей – фильтровать такого рода вещи, но это становится все сложнее в наше время. Это уже не только три канала на телевидении.

— Вы ведь тоже актером становиться не собирались, когда учились в Йеле?

— Да, я хотел стать писателем. До тех пор, пока не решил попробовать себя в актерском бизнесе. Поэтому не дописал свою диссертацию.

— А сейчас вы пишете, не расстались с этой мечтой?

— Да, я написал недавно новеллу, что-то среднее между сказкой для детей и басней для взрослых. Скоро ее должны опубликовать. Есть еще одна идея, для серьезной книги, но нужно много времени потратить на определенные изыскания, а я, к несчастью, не очень в этом деле силен. Да и ленив немного. (Улыбается).

— Почему не пишете сценарии?

— Я написал несколько серий для «Секретных материалов», и снял фильм по своему сценарию House of D (русский вариант — «Тайны прошлого») в 2004 году. Я всегда думал, что стану писателем. Мой отец — писатель, хотя зарабатывал деньги другой профессией. У него вышло несколько книг, сборников рассказов. Несколько

спектаклей шло по его пьесам на Бродвее. И я знаю, как это важно для него. Но деньги зарабатывать таким образом практически невозможно. И назвать это успешной карьерой тоже невозможно. Поэтому он хотел, чтобы я стал юристом или врачом. Я всегда был счастлив за отца, он с такой гордостью называл себя «романистом». Писателем. И писал очень хорошо.

— Если бы вы написали роман, были бы тоже счастливы?

— Я многими вещами увлекаюсь. Для меня это несколько иначе, чем для отца. Нет времени. Я с трудом концентрируюсь. Но я понял, что все-таки хочу этим заниматься, когда начал писать музыку. Сначала научился играть на гитаре, потом стал писать музыку, а потом и сочинять тексты к своим песням. Скоро у меня, надеюсь, выйдет мой первый альбом. Это потрясающее занятие — музыка. Может спасти жизнь, спасти от жизни, когда человеку это требуется.