#Автобиография_Вождя

Chelsea Челси
10.12.2015 в 10:01
#Автобиография_Вождя

ГЛАВА 7. Becoming a Blue, 2004-2005 (ЧАСТЬ 1/2)

В этой главе Дидье рассказывает нам о своих первых днях в "Челси", о разнице между английским и французским футболом, а также о своем первом сезоне на "Стэмфорд Бридж".

Встреча прошла достаточно быстро, я просто пожал руку мистеру Абрамовичу и Жозе Моуриньо, мы обсудили и решили некоторые детали сделки и все, никто не мешкал. Таким образом обсуждать сделку было немного странным для меня, но я был ослеплен своими эмоциями, был слишком эмоционален, чтобы здраво анализировать ситуацию в то время. Папе также прилетел, но теперь он выступал в качестве представителя «Марселя». Было непривычно видеть его по ту сторону.

Однако, в тот первый день в "Фарнборо", с Жозе Моуриньо мы провели вместе очень мало времени. Тех нескольких слов, которые он сказал мне по моему приезду, вполне хватило для того, чтобы я понял что это за человек. Когда я уходил, я обнял Жозе и поблагодарил его за все. Позже он сказал, что именно в тот момент, когда мы тогда попрощались, он почувствовал, что между нами есть особенная психологическая связь. Это не было нормальной связью между тренером и игроком. Такая связь между нами появилась, как Жозе сказал, из-за того, что я знал, что если перейду в «Челси», то он навсегда изменит мою жизнь. Также, я чувствовал, что мы начинаем свое приключение в «Челси» вместе, ведь мы пришли в клуб приблизительно в тот же период. И это создало некую линию связи между нами, эта линия есть и по сегодняшний день.

Подписание самого контракта состоялась несколькими неделями позже в Лондоне. Я выбрал себе футболку с номером 15 (в честь дня рождения своего сына Исаака). Просто Дамьен Дафф носил 11-ый номер и я не мог забрать его себе. Организовали быструю фотосессию, пожали руки и все, дело было сделано. Тьерно и Папе сказали мне «пока», пожелали удачи и уехали в «Марсель». Я снова почувствовал себя ребенком, который прощался со своими родителями несколько лет назад. Я взял свои чемоданы и направился в отель «Челси Виллидж», который находился сразу возле стадиона. Это была большая комната с хорошим видом из окна, но это была очень одинокая ночь. Моя семья все еще была во Франции, потому что предстояло решить еще много организационных моментов перед переездом в Англию.

Я подписал свой контракт с «Челси» в конце июля, а это было время, когда команда отправлялась в предсезонный тур по США, я должен был лететь с командой на следующий же день после подписания своего соглашения с клубом. Мое представление всей команде произошло в автобусе, который вез нас на тренировочную базу, которая тогда находилась недалеко от аэропорта «Хитроу», в Харлингтоне. Это лето стало очень загруженным для клуба в плане трансферов. Арьен Роббен перешел к нам из «ПСВ», Петр Чех из «Ренна», Рикардо Карвальо прибыл из «Порту» вместе с Жозе.

Моей начальной проблемой было то, что я не разговаривал по-английски. Мои знания этого языка ограничивались бессмысленными предложениями, которые дети учат в школе, например «Where is Brian?» «Brian in the kitchen». Удивительно, но эта фраза пригодилась мне в первые недели пребывания в клубе.

Я зашел в автобус, и это мне напомнило первый день в новой школе (ведь у меня был подобный опыт). Я продолжал идти, пожимая некоторым футболистам руки, пока шел. Кстати говоря, там было несколько знакомых мне лиц – француз Клод Макелеле и Вильям Галлас, камерунец Жереми и Петр Чех, против которого я играл, когда он был в «Ренне». Несмотря на то, что я не был с ними знаком лично, мне было комфортно пребывать в их компании, потому что он разговаривали по-французски. Поэтому я сел с ними и провел все время по пути в США именно с ними.

В день нашего прилета нам предстояла первая тренировка, это была моя первая тренировка в составе «Челси». Как всегда, я осматривался, молчал и старался понять что и как тут происходит, какая интенсивность тренировок, кто эти люди вокруг меня. Я заметил высокого и сильного парня, который выглядел очень молодым, он ходил и вел себя таким образом, что я подумал, что это игрок резервной команды. «Это интересно», подумал я. «Они пошли ему навстречу, взяли с собой в тур по США, чтобы дать немного игровой практики с основной командой». В конце тренировки, я спросил в другого игрока, что это за молодой парень. «Это капитан!», сквозь смех ответил он мне. «Джон Терри». Вот настолько мало я знал о своей новой команде – я даже не признал их нового молодого капитана.

Во время той первой тренировки я открыл для себя много нового. Я помню как выходил из автобуса с кроссовками в руках, которые, я думал, вскоре надену.
«Куда ты идешь с этим?», спросил тренер.
«А мы не будем бегать?», удивленно спросил я.
«Бери свои бутсы», он ответил, «Потому что ты играешь в футбол. Все, что я делаю, адаптировано к игре и связанно с игрой. Футбол не подразумевает бег в кроссовках!»

Это было ново для меня. Во Франции было принято во время предсезонных сборов пробежать 5-10 километров, часто в лесу, чтобы проверить и поддержать свою выносливость. И только после этого мы начинали хотя бы касаться мяча. Я всегда ненавидел такие беговые тренировки и часто страдал от них, ведь бег на большие дистанции всегда был сложным для меня. Жозе проводит тренировки в абсолютно другой и противоположной манере. А поскольку он сам был новым в команде, то его методы стали сюрпризом не только для меня. Мы проделывали большую работу, играя с мячом: пасы, отборы, бег, смена направлений, ускорение. Во Франции это было по-другому, что-то типа «ОК, ты должен быть в прекрасной физической форме перед тем, как играть». Здесь же приоритеты расставлены в другом порядке. Нет необходимости бегать, преодолевая мили. Некоторые могут сказать, что такие забеги на выносливость есть более утомительны, но лучшими для тебя, поскольку ты улучшаешь свою физическую форму. На самом деле, они были скучными и, как мне кажется, менее эффективными. Ты работаешь намного усерднее с таким подходом к тренировкам, как у Жозе, чем ты бы просто бегал и бегал в течение часа или больше. С Моуриньо ты должен все время сражаться за мяч, постоянно находится в движении, делать взрывные забеги, постоянно изменять направление своего движения. Все это было даже сложнее, но намного забавнее.

Первые три или четыре тренировки были действительно сложными, и некоторым из нас предстояло еще много сделать для своей адаптации на новом месте. Наш тренер кардинально отличался от всех предыдущих наставников, которые у меня были. Когда мы были не на тренировке, он постоянно смеялся, шутил с нами, разговаривал. Но как только начнется тренировка, он становится крайне серьезным.

Во время подписания контракта Жозе Моуриньо пообещал мне, что после предсезонного тура он даст мне некоторое время на отдых. Поэтому как только мы вернулись из Америки, я сразу же отправился к своим родным на недельку. В теории, это должен был быть идеальный отдых, но в реальности все было не так. Я был очень напряжен и думал только о приближающемся сезоне. Так что моя голова была забита этим и я не мог расслабиться.
Когда я вернулся к основной команде после небольшого отпуска с семьей, я с удивлением обнаружил, что условия для тренировки в Харлингтоне были далеки от моих собственных ожиданий. Здешние условия явно не соответствуют амбициям этого клуба. Но вскоре все поменялось, ведь Роман Абрамович, который находился в клубе уже второй год, сделал приоритетной задачу о постройке новой тренировочной базы. Поэтому в следующем году мы переехали в Кобхэм. Это было очень кстати, ведь тренировочная база в Харлингтоне использовалась клубом с 1970-х годов и она нуждалась в инвестициях и обновлении, ведь иногда по завершению тренировки мы могли обнаружить, что в душе нет горячей воды, даже в «Генгаме» были получше условия, если честно.

Когда пришло время заняться поиском нового жилья в Лондоне, чтобы я со своей семьей могли наконец-то поселиться в этом городе, то «Челси» был слабым мне помощником. Сейчас, к примеру, клуб легко находит дом или квартиру новому игроку, тогда же было сложности. Гари Стакер, менеджер по связи с игроками, делал все возможное, чтобы помочь мне решить эту проблему. У него было много работы, поскольку он рассматривал все варианты для меня в районе южного и западного Лондона. Также я пытался поговорить с игроками, чтобы они посоветовали мне хорошее место. Очень часто, после сложных тренировок, я был слишком уставшим, чтобы разъезжать по разным квартирам в разных уголках Лондона, чтобы выбрать подходящий вариант, тем более, что я не знал чего именно я хочу. Лучше поселиться возле тренировочной базы в Харлингтоне, или подыскать квартиру возле нашей будущей тренировочной базы в Кобхэме, ведь мы вскоре начнем тренироваться именно там. Я помню, как мне представили местного агента по недвижимости и у меня было такое впечатление, что он был уверен в том, что все 24 миллиона фунтов, которые были заплачены за мой трансфер, пошли прямиком ко мне в карман. Все варианты, которые он мне демонстрировал, были вне зоны моих платежных способностей, это были дома с ценником в 8-10 миллионов фунтов. Я пытался объяснить ему, что я купил свой дом в Марселе в прошлом году всего за 500 тысяч фунтов. Он посмотрел на меня и был удивлен. Наверное, он подумал, что я оговорился, или указал не ту валюту, и он был уверен, что я назвал сумму 5 миллионов.

На первое время я остался в "Челси Виллидж", поскольку отель находился сразу возле стадиона, я смотрел в окно и постоянно видел фанатов, а в дни матчей я вынужден был просыпаться в 8 утра, поскольку в это время они уже начинали собираться под стадионом и распевали всяческие песни и кричалки. На протяжении нескольких недель ко мне приезжали жена и дети, но это было сложно и для них, поскольку мы должны были тесниться в одном номере в отеле. Это не дом, а когда у тебя три ребенка – Исааку и Иману было по 3 и 2 года соответственно, и Кевин был тинейджером – такие условия для жизни были не совсем комфортными. Вскоре, после долгих поисков, мы нашли прекрасный дом, который находился в десяти минутах от Кобхэма и в пятнадцати минутах от школы, в которой учился Кевин. Тот дом нам очень понравился и мы оставались в нем очень долгое время, пока позже не переехали в наш текущий дом несколько лет назад. Но те первые недели в Лондоне были действительно сложными для каждого из нас.

Старт нового сезона был неоднозначным, как для меня, так и для всей команды. Мне было очень приятно забить свой первый гол за «Челси» в своей третьей игре, это было против «Кристалл Пэлэс» на выезде. Вместе с тем, я начал вливаться в новый стиль футбола, я понял, насколько физически сильным и истощающим был английский чемпионат. Я «познакомился» с противными отборами. Везде в Европе, когда случается такой фол, ты падаешь, и рефери дает твоему оппоненту желтую карточку. В Англии, когда против тебя так фолят, то ты должен встать и пожать руку своему оппоненту. Сейчас это вызывает у меня улыбку, но на то время у меня был большой шок, и мне понадобилось много времени, чтобы привыкнуть к этому.

Своего следующего гола за клуб мне пришлось ждать еще месяц, на этот раз это был матч против «Миддлсбро». «Челси» тогда активно конкурировал и боролся с «Арсеналом», который на то время был действующим чемпионом. Моей игре мешали некоторые проблемы и я пропустил несколько недель из-за травмы паха. Это обстоятельство никак не помогло мне приблизиться к составу. Это никак не помогало, я очень тосковал по своему любимому Марселю. Но я был уверен, что должен выкладываться на все 100 процентов, чтобы добиться чего-то, чтобы играть в свой лучший футбол и, если честно, то на старте того сезона я выкладывался не на все 100, я не отдавал всего себя этому клубу.