Everything.kz

#LaCosaNostraPersons

#LaCosaNostraPersons
La Cosa Nostra
#LaCosaNostraPersons Абе Рилс-«Канарейка, которая могла петь, но не смогла полететь». Часть I Абе Рилс был одним из тех солдатов "Корпорации убийц", которых боялись даже потомственные мафиози, приехавшие в США из Сицилии. Ему было тридцать два года. Из них за последние шестнадцать Рилса арестовывали сорок два раза. Шесть из этих арестов заканчивались судом и тюрьмой по обвинению в убийствах и причинении тяжких телесных повреждений, грабежах, насилиях, незаконном хранении оружия и наркотиков и так далее. Его судили едва ли не по всем статьям уголовного кодекса. КОРПОРАЦИЯ УБИЙЦ "Рилс — один из самых опасных преступников, которые когда-либо попадали на скамью подсудимых, — говорил о нем один из судей. — И, я уверен, что, в конце концов, он получит давно заслуженный приговор к пожизненному тюремному заключению. Если, конечно, до этого с ним не покончит парой метких выстрелов один из наших детективов". Но кончил Рилс иначе после того, как в последний раз был арестован по глупости. Но не по своей, а по вине мелкого вора Рудольфа по кличке «Придурок». Тот, желая придать себе "крутости", стал вдруг похваляться соседям по тюремной камере тем, что он, мол, в курсе мокрых дел "Корпорации убийц" и, в частности, знает, как и кем был убит в Бруклине вор Алекс Альперт. Это, естественно, тут же стало известно прокуратуре, которая с трудом нашла в архиве уже давно забытое дело об убийстве Альперта. Но когда нашла, быстро расколола Придурка и он назвал убийц — Абе Рилc, Мартин Голдштейн и Энтони Марффеторе. Для того чтобы отдать их под суд, одних лишь слов "Придурка" без подтверждения обвинений конкретными фактами и уликами было недостаточно. Но окружной прокурор Бруклина Уильям О'Двайер все-таки арестовал всю троицу в надежде, что при жестком следственном прессинге кто-то из них, глядишь, и расколется. Меньше всех О'Двайер рассчитывал на то, что даст слабину самый "крутой" из них, Рилc. Но случилось именно это. Встретившись с О'Двайером один на один, Рилc сказал, что в общем-то пока не видит для себя серьезной угрозы оттого, что сказал следователям "Придурок". Но в то же время он не хотел бы продолжения допросов и длительного расследования, при котором могут всплыть его старые "мокрые дела". И тем более он не хочет суда, который, зная его преступное прошлое, будет настроен к нему очень враждебно. СДЕЛКА Рилc знал о давнем соперничестве О'Двайера, мечтавшего о карьере политика, со столь же амбициозным прокурором Манхэттена Томасом Дьюи и о том, что каждый из них хотел считаться главным борцом с преступностью. Рилсу было известно, что Дьюи для этого часто избавлял от ответственности одних арестованных гангстеров в обмен на их помощь в раскрытии громких преступлений других. Поэтому, сказав О'Двайеру: "Я могу сделать вас самым большим человеком в Америке", Рилc предложил ему сделку. В обмен на свободу и гарантию закрытия всех ранее заведенных на него уголовных дел махровый мафиози обещал рассказать прокурору Бруклина все, что он знает - и, прежде всего, раскрыть ему тайну существования в мафии "Корпорации убийц". При этом Рилc обещал не только рассказать обо всех известных ему убийствах и назвать имена убийц, но и заявил, что будет готов выступить свидетелем обвинения этих преступников в суде. После недолгих сомнений О'Двайер это предложение принял. Рилса тут же перевезли из тюрьмы в отель, где окружили мощной охраной. Ее задачей теперь было не помешать побегу киллера, а защитить его от вчерашних друзей, вмиг ставших его смертельными врагами. Через день "запевшую канарейку" (так на языке мафии говорят о расколовшемся преступнике) перевезли в другой отель, затем, путая следы, в третий, четвертый и, в конце концов, разместили под той же круглосуточной охраной на шестом этаже гостиницы "Полумесяц" на Кони-Айленде. Там, и в офисе О'Двайера, куда Рилса возили на бронированном автомобиле, он в течение двенадцати дней с утра до вечера рассказывал следователям о тайнах и мельчайших подробностях преступлений мафиозной "Корпорации убийств", о которых, если бы не Рилc, никто бы и не узнал. Обещая при заключении сделки с прокурором Бруклина раскрыть ему тайны пятидесяти убийств, Рилс, как потом официально заявил О'Двайер, рассказал о восьмидесяти трех. А непосредственно руководивший допросами заместитель окружного прокурора Бартон Туркус говорил, что речь шла о более чем двухстах кровавых преступлениях мафии, совершенных в разных городах Соединенных Штатов. Рассказав - или "пропев" - как говорят мафиози, на допросах в полиции все это, Рилc впервые в истории американской мафии дал следователям доказательства вины не рядовых "курков", а боссов мафии, руководителей "Корпорации убийств" Багси Сигела, Альберто Анастазиа, а главное, Луиса Лепке. Настоящая фамилия этого человека, рожденного в семье полунищего еврейского иммигранта на грязной улочке нью-йоркского Ист Сайда, — Бухалтер. А Лепке — это кличка, на идише это значило "маленький Луис" — так звала его мать. Воспитанный бандитской улицей, Лепке к восемнадцати годам имел уже три судимости. А после этого за двадцать лет — ни одной. Его даже не арестовывали ни разу. И это притом, что с тридцатых годов его будут называть самым отъявленным преступником Соединенных Штатов. Поймать, а главное, осудить Бухгалтера, чтобы на этом прославиться, мечтали все полицейские начальники — от прокурора его родного Бруклина до самого шефа ФБР Эдгара Гувера. Все они наперебой покрывали стены домов объявлениями о розыске преступника. Сумма денежного вознаграждения за помощь в его аресте достигла миллиона долларов. И все это было еще до того, как "запел" Рилc, раскрывший роль Лепке как главаря "Корпорации убийств". © La Cosa Nostra
Эта статья была автоматически добавлена из сообщества La Cosa Nostra