Everything.kz

#ТатьянаФильченкова@quality_journal

#ТатьянаФильченкова@quality_journal
Quality Journal
#ТатьянаФильченкова@quality_journal Амулет Мерлина В ясный солнечный день на лесной поляне невесть откуда взявшийся смерч закружил опавшие листья. Когда взметённый гербарий вновь упал на зелёный покров древнего леса, на поляне обнаружился человек, которого прежде там не было. Пришельцем оказался парень лет двадцати пяти. Самый обыкновенный, каких можно тысячами увидеть на улицах городов, в толстовке с капюшоном, джинсах и кроссовках. Вот только время, куда он попал, не особо соответствовало этому наряду. Но попаданец и не собирался здесь надолго задерживаться. Развернув в воздухе карту, он сверился с данными и заговорил, обращаясь к вековым дубам: – Я на месте. В ста семидесяти метрах от засады. Цель приближается. До столкновения шестнадцать минут. Лесные кущи ответили приятным баритоном: – Давай, Тоха, не подведи. Не развози там. Хватай амулет – и домой. Остальное тебя не касается. Палочка цела? Парень вытащил из кармана толстовки школьную указку из прозрачного пластика зелёного цвета: – Да. Но лучше бы посох дали. – Не привередничай. Тащить дубину сквозь воронку времени – тот ещё гемор. Для пятнадцатого века пластик – что джедайский меч в семидесятые. И цвет выбран правильный, светлосторонний. – Можешь ты, Руся, утешить. – Да, иногда бываю нежным. Языковой чип без дела не активируй, зарядка не из дешёвых. – Обойдусь. Свободно английским владею. – Не вздумай даже ойкнуть на том, чем владеешь. За шестьсот лет язык порядком мутировал. Как Арсений? Не очнулся от броска? Тот, кого бестелесный глас называл Тохой, прислушался. Дух дружинника в нём оставался безмолвным. – Увы, не могу ничем порадовать. – Всё, пошёл. Да пребудет с тобой сила! Послышался треск поваленного дерева. Антон накинул капюшон и припустил резвым галопом в сторону несанкционированной вырубки. Остановился метрах в тридцати от места засады и притаился в кустах. Пользуясь передышкой, определял маскировку разбойников. К тому времени, как послышался цокот копыт, наблюдатель насчитал двадцать два душегуба за деревьями. Неучтённым осталось примерно такое же количество. На дороге показалась карета. Возница провозгласил лошадям: «Пр-ру-у», как только они достигли заграждения. Сопровождающие всадники спешились для ликвидации завала. В этот момент лес ожил. Разбойники выскочили на дорогу. Тоха понял, что настал его черёд действовать. Выйдя из укрытия, поднял над головой указку: – Волей Северной ложи с благословения Дружины повелеваю всем замереть на месте. Воинствующие стороны подчинились, но не до конца. Движения замедлились, но не прекратились. Для их полной остановки Тохиных силёнок оказалось маловато. Либо до аборигенов не дошёл смысл приказа, отданного на современном английском. Впрочем, на больший эффект никто и не рассчитывал, ставки делали на неожиданность. А потому, не дожидаясь, пока заторможенных отпустит, адепт ложи кинулся к карете. Внутри сразу обнаружилось то, что он искал. Перепуганная девчонка сжимала в руках шкатулку. Тоха откинул крышку и с одного взгляда узнал амулет Мерлина, виденный на иллюстрациях древнего фолианта. Только маг вознамерился сграбастать реликвию, как на голову ему опустилось нечто твёрдое и тяжёлое. Угасающее сознание ещё отметило, как с другой стороны кареты появился всадник в чёрном, схватил девчонку вместе со шкатулкой и ускакал в закат. Похитителя окутывал защитный ореол. «Маг…» Начатую мысль оборвал провал во тьму. Очнулся Антон ночью. Вокруг по-прежнему был лес, освещённый светом костров. Голова болела. Он хотел ощупать травму, но обнаружил себя связанным. Движение узника не осталось без внимания. Тоху тут же обступили галдящие разбойники. Как ни силился, их тарабарщины знаток языка понять не мог. Пришлось активировать чип. Вперёд вышел чумазый лохматый парень с указкой в руках: – Ну, и кто ты без палочки? – Маг второго ранга, проводник, адепт ложи, хранитель силы Дружины и просто отличный парень. А эта зелёная хрень для отвлечения внимания таких чудиков, как вы, – с этими словами Тоха преобразовал верёвки в пыль и освободился. Лесной сброд почтительно расступился. Только тот, что держал указку, с воплем разочарования отбросил бесполезный кусок пластика и выхватил меч: – Отвечай, ты возжелал леди Гвендолайн и хотел её обесчестить? Тоха со стоном обхватил голову руками: – Далась мне ваша леди. Я тут за другим. Благодаря же идиоту с дубиной амулет снова потерян. Парень с мечом несколько унял пыл: – Так ты не собирался похищать даму моего сердца? До мага начал доходить смысл сказанного: – Нет. А вы, получается, напали ради похищения девчонки, а не амулета? Разбойник сверкнул глазами: – Не похищения, а освобождения! Что до амулета, если он из золота, то не побрезговали бы и им. Бедные ждут нашей помощи. Да какой теперь во всём этом смысл, если прекрасная Гвендолайн заточена в башне и простому смертному вовек не освободить её. Такая возможность упущена из-за тебя! – Я тоже не в восторге от вашего вмешательства в мои дела. Стоп. Башня, говоришь? Можно подробнее? – Чёрная башня колдуна Вудроу, чья вершина скрыта облаками. Там он держит своих пленниц. Раньше смельчаки поотважней нас забирались на её вершину, но никто из них не обнаружил темницы. – Я тебя понял. Подожди, мне со своими надо связаться. Тоха отошёл в сторонку: – Руся, это я. – Антон, наконец-то! Что там у тебя? – Реальность поменялась, разбойникам не нужен амулет. Он по-прежнему у Вудроу. Посмотри в книге, что теперь говорится. – Разбойники напали на замок и похитили амулет. – Когда? – По твоему времени, получается, завтра вечером. – Отлично, у нас есть шанс. – Тоха, не тяни. У тебя два дня. Потом Арсению и сила дракона не поможет. Подключи маргастов. Маг поморщился: – Не люблю я с этими кощеями связываться. Понавешают долгов – фиг отделаешься. У меня есть идея получше. Устанавливаю контакт с отрядом продолжателей дел славного Робина Гуда. Узнай, что за секрет башни Вудроу. У них там девчонку старый хрыч запер. – Да какой там секрет. Камера мороком скрыта. Вся канитель – ступени считать. На тринадцать тысяч семьсот девятнадцатой произнести пароль для снятия: «Разверзнись!». – Благодарю. – Не стоит. Как планируете крепость захватить? – Ещё не думал. Будем импровизировать. – Пушки мы из строя выведем, а вот со смолой и маслом извиняй, выкручивайтесь сами. – Разберёмся. Ладно, пойду вдохновлять головорезов на подвиги. Парень с мечом за время переговоров опустился на землю, свесил голову между коленей и являл собой неподвижное горестное изваяние. Разбойники притихли. Видимо, проявляли уважение к скорби главаря. Тоха хлопнул его по плечу: – Эй, как там тебя? Дело есть. – Гарольд, – представился несчастный влюблённый. – Очень приятно. Я Антон. Слушай, Гарик, я знаю секрет башни. Если вы поможете мне достать амулет, я открою, как освободить твою Гваделупу. – Гвендолайн! – поправил разбойник. – Да не суть важно. По рукам? – Как я могу доверять проходимцу? – У тебя есть варианты? Ты же видишь, я маг, как и ваш Вудроу. Ты помогаешь мне, а я тебе. Всё честно. Гарольд поразмыслил, что иной помощи ждать не приходится, и скомандовал своей шайке выдвигаться в путь. Тохе даже коня выделили. Дабы развеять скуку, парень завёл разговор с главарём: – Чего твоя девчонка не бежала, когда вы напали? – Она не знает, как я выгляжу. – Как это? – Чтобы объяснить, мне надо поведать всю историю нашей любви. Можешь не утруждать себя просьбами, я и сам расскажу. Наша встреча состоялась три года назад, когда мы совершали набег на аббатство, что находится во владениях отца леди Гвендолайн. Я переоделся паломником и сидел у входа в хламиде, прося милостыню. И тут появилась она. Сперва я заметил расшитый серебром подол её платья. Прекрасная Гвендолайн склонилась, чтоб бросить мне монету. Благоуханный золотой локон едва не коснулся моего лица. Я не смел поднять на неё глаз. Ещё я заметил узенькую пятку, когда она пошла прочь от меня. С тех пор я видел её лишь издалека. Но всё это время блюду ей верность и слагаю сонеты. – Это всё? – Ещё я храню её монетку, – Гарольд вытащил из-за ворота цепочку, продетую в отверстие в середине мелкой монетки. – О, матричный бог, я больше никогда не буду насмехаться над теми, кто влюбляется в фотки в инсте. К утру въехали в селение. Голод давал о себе знать, поэтому решили остановиться и перекусить. Жители встретили разбойников радушием. Разместились во дворе первого же дома. Хозяйка расстелила чистый холст прямо на земле и принесла съестного. Покончив с трапезой, Антон было взобрался в седло, но Гарольд остановил его: – Подожди, надо отблагодарить женщину за гостеприимство. Разбойник закрылся с хозяйкой в доме. Минут через пятнадцать он появился на пороге, завязывая штаны. «Неплохой способ сохранять верность», – хохотнул про себя маг. Когда солнце клонилось к закату, на горизонте показался силуэт чёрной башни. Антон остановил шайку: – Так, Гарик, план действий таков: ты идёшь в башню, поднимаешься на тринадцать тысяч семьсот девятнадцатую ступень. Ты считать-то умеешь? – За кого ты меня принимаешь? – возмутился главарь. – Извини, не учёл. Как поднимешься, произнеси: «Разверзнись». Твои люди пусть нападут на замок. Можно грабить. А я превращусь в кота и отправлюсь искать амулет. – Меня можно тоже в кота? – Нет. Коты считать не умеют. В темноте подкрались к замку. Гарольд отправился дальше к башне. Вход в неё оказался открытым. Словно на крыльях разбойник мчался к любимой, не забывая считать ступени: – Сто тридцать одна, сто тридцать три, сто тридцать пять, тьфу, сто есть шесть, через три перепрыгнул… Остальная братия штурмовала ворота. Антон ждал в сторонке, поскольку, по законам жанра, на головы штурмующих вскоре должна была политься кипящая смола. – Две тысячи пятьдесят пять, две тысячи пятьдесят шесть… – Гарольд отчаянно зевал. Счёт нагнетал сон. Антон дождался первого чана смолы. Пора. Сейчас все, кто в замке, прибегут на стену смотреть представление с ошпаренными. Перекинулся в кота и подкрался к щели в воротах. С гордым видом, чтоб не вызвать подозрения, прошествовал через двор к замку. Оставалось найти амулет в его бесконечных покоях. – Семь тысяч девятьсот девяносто восемь, семь тысяч девятьсот девяносто девять, восемь тысяч. – Гарольд остановился. Надо отметить ступень. Но для этого придется разжать пальцы, которыми он держал веки. Собрав волю в кулак, он отнял одну руку, второй продолжая держать один глаз открытым, и надавал себе звонких пощёчин. Сон отступил. Нацарапав на ступеньке мечом VMMM*, разбойник с сожалением посмотрел на затупленное оружие и отправился дальше. Тоха обследовал коридор за коридором. Наконец, из одного из ответвлений повеяло магией. Кот было устремился туда, как вдруг до его носа донесся манящий аромат. Кошечка в охоте! Что может быть слаще! Нет, не думать о кошке! Арсений погибает. Амулет! Думай об амулете! Да что за нега в чреслах? Где же эта прелестница? – Руся-а! Спасай! Природа берёт своё! – Блин, Тоха, ты чего кастрированного кота не взял? – Кто их кастрировал в пятнадцатом веке?! – Ну, потерпи, родной, ты будешь первым. Острая боль пронзила промежность, но мысли о кошке улетучились. – Тринадцать тыс… Хр-р… Не спать! Прекрасная дама ждёт в заточении! Семьсот восемнадцать. Тринадцать тысяч семьсот… Хр-р… Стоп! Разверзнись! Пространство раздвинулось, открылся вид на кровать под лёгким пологом. На белых простынях возлежало прелестное златокудрое создание с лилейной кожей. Сквозь тонкую ткань сорочки просвечивала девственная грудь. Любой бы замер от восхищения. Но не Гарольд. Он видел мягкую перину и удобную подушку. Только их занимала дрыхнущая девица. – А ну, подвинься! – столкнув леди Гвендолайн с ложа, разбойник зарылся лицом в подушки и захрапел. К тому времени, как Тоха добрался до амулета, штурмующие высадили ворота и ворвались в замок. Бой шёл в коридорах. Пути отступления были отрезаны. – Руся, амулет у меня, но я в западне! Что делать?! – Активируй! Превращайся в дракона и выжги там всё нахрен. – Как?! – Огнём! Финал «Игры престолов» вспомни! – Как выжигать, я представление имею. Активировать его как?! – Тьфу, так бы сразу и сказал! Надевай и говори: «Слава Мерлину! В тварь чешуйчатокрылую обрати меня». – Ну, ни пуха! По коридорам загудело пламя, обращая в бегство обе стороны сражающихся. Красный дракон с трудом протискивал тело через узкие пространства, крушил и плавил стены, пока не выбрался во двор, где расправил крылья и поднялся в воздух. – Сеня, очухивайся. Наши победили. Летим домой. Только свернём немного, ребят из башни захватим. __________________________________ VMMM* - 8000. Арабские цифры в Англии стали применять в 15 в., но вряд ли разбойник был настолько образован. Предположим, что он по старинке пользовался римскими. (Спасибо Мордыхаю за консультацию) © Татьяна Фильченкова
Лучшая подборка на AliExpress, специально для тебя!
Эта статья была автоматически добавлена из сообщества Quality Journal