Everything.kz

#История@mpre_view #Германия

#История@mpre_view #Германия
#История@mpre_view #Германия #ВПО_литературный Отрывок из очерка Ильи Эренбурга «Берлин», написанного в 1923 году. Писатель жил в немецкой столице с 1921 по 1924 год и наблюдал, как зарождаются боевые организации коммунистов и нацистов: «В Берлине запрещены эмблемы наци, однако целые улицы покрыты знаками свастики и надписями: “Бей жидов”. Зато с коммунистами полиция не шутит. Бьют их деловито и в тюрьму сажают не на час. В маленьких пивных Нордена (так Эренбург, по всей видимости, одним словом называет районы Райниккендорф и Панков – КФ) собираются по вечерам коммунисты. С виду это обыкновенные берлинские пивные: оленьи рога на стене, протертый бархатный диван, копилки для “членов сберегательных кружков”. В таких пивных можно ничего не пить – по теперешним временам это выход. Здесь сидят и разговаривают. Здесь можно видеть, как растет справедливая ненависть Нордена. Здесь можно также видеть, как хитро борется тяжелая индустрия против революции: на соседней улице такая же пивная, тот же протертый диван, те же кепки безработных, но это штаб нацистов. Одних безработных наци одурачили: “Мы тоже против капитала; когда мы истребим жидовских банкиров, все безработные получат работу!..” Других они подкупили: в их столовках выдают суп с мясом… Подлинные вдохновители, разумеется, никогда не показываются на улицах Нордена. Среди них немало банкиров. Они делают что могут – они спасают свой класс. В рабочую среду они внесли путаницу и разделение. “Тяжелая индустрия”– это почти абстракция, а вот Ганс стоит на том углу, Ганс – свой, рабочий, и он пошел к наци. У Ганса револьвер. У коммуниста Вебера тоже. Поздно ночью на глухой уличке раздается короткий выстрел. Кто-то лежит на мостовой – обманутый Ганс или, может быть, Вебер… Каждую ночь на севере Берлина раздаются такие выстрелы. По одним улицам никогда не проходят нацисты – это крепости коммунистов. По другим коммунисты проходят только ватагой, не спуская глаз с черных окон. Днем враги еще разговаривают, спорят, пробуют друг друга убедить. Ночью не до слов. Ночью встает вся тяжесть голода, отчаяние долгих лет, безработица, пустота, гнев, воля к жизни, ночью встает смерть, и, на радость далеким “господам докторам” из различных трестов, злоба разряжает револьверы».
Лучшая подборка на AliExpress, специально для тебя!
Эта статья была автоматически добавлена из сообщества Военно-политическое обозрение