Everything.kz

ТОП 10 романов для уютных домашних вечеров

ТОП 10 романов для уютных домашних вечеров
ТОП 10 романов для уютных домашних вечеров 1. Маргарет Этвуд "Заветы" Больше пятнадцати лет прошло с момента событий "Рассказа Служанки", республика Галаад с ее теократическим режимом по-прежнему удерживает власть, но появляются первые признаки внутреннего разложения. В это важное время судьбы трех очень разных женщин сплетаются – и результаты их союза сулят взрыв. Две из них принадлежат первому поколению, выросшему при новом порядке. К их голосам присоединяется третий – голос Тетки Лидии. Ее непростое прошлое и смутное будущее таят в себе множество загадок. В "Заветах" Маргарет Этвуд приподнимает пелену над внутренними механизмами Галаада, и в свете открывшихся истин каждая героиня должна понять, кто она, и решить, как далеко она готова пойти в борьбе за то, во что верит. 2. Хан Ган "Человеческие поступки" Новый роман от автора «Вегетарианки» — книги, получившей Международную Букеровскую премию. «Человеческие поступки» — это история об одном из самых драматичных и жестоких восстаний XX века. Хан Ган показывает ярость, угнетение, страх, безысходность и силу своего народа через личные истории нескольких героев. Студенческие волнения в Кванджу в 1980 году заканчиваются жестко и бесчеловечно. То, что началось как митинг против закрытия университета, обернулось восстанием против деспотичной власти в Южной Корее. Приказ — стрелять по гражданским до тех пор, пока шествия не прекратятся. Жители города не прячутся по домам, а выходят на улицы, чтобы дать отпор военным и отомстить за невинно убитых подростков. Книга вошла в шорт-лист Дублинской литературной премии и попала в список «100 лучших книг 2017 года» по версии Amazon. Хан Ган рассказывает о событиях, которые нельзя замалчивать. Это важная страница истории не только Южной Кореи, но и международной демократии. 3. Майкл Ондатже «Английский пациент» Кто-то из критиков написал, что этот роман, получивший «Букера» — сотни страниц чистой магии. И это так. Эту книгу хочется читать в тишине, вслух, замирая, забыв обо всем. Под занавес войны на заминированной итальянской вилле в Тоскане, переплетаются жизни и судьбы героев. Сапёр-сикх, перевербованный вор с изуродованными руками, юная медсестра и её пациент, умирающий и обезображенный. Получив страшные ожоги при авиакатастрофе в пустыне Сахара, безымянный «английский пациент» рассказывает прекрасную и очень сложную историю любви с замужней женщиной — женой друга на фоне войны и геополитических интриг. 4. Мариам Петросян "Дом, в котором..." На окраине города, среди стандартных новостроек, стоит Серый Дом, в котором живут Сфинкс, Слепой, Лорд, Табаки, Македонский, Черный и многие другие. Неизвестно, действительно ли Лорд происходит из благородного рода драконов, но вот Слепой действительно слеп, а Сфинкс - мудр. Табаки, конечно, не шакал, хотя и любит поживиться чужим добром. Для каждого в Доме есть своя кличка, и один день в нем порой вмещает столько, сколько нам, в Наружности, не прожить и за целую жизнь. Каждого Дом принимает или отвергает. Дом хранит уйму тайн, и банальные "скелеты в шкафах" - лишь самый понятный угол того незримого мира, куда нет хода из Наружности, где перестают действовать привычные законы пространства-времени. Дом - это нечто гораздо большее, чем интернат для детей, от которых отказались родители. Дом - это их отдельная вселенная. 5. Курбан Саид "Али и Нино" Этот роман был окутан завесой тайны, как, наверное, ни один другой роман ХХ века. Впервые "Али и Нино" был издан по-немецки ровно семьдесят лет тому назад. Рукопись романа бесследно исчезла, и ученые разных стран до сих пор ломают головы над вопросом, кто же скрывается под загадочным псевдонимом "Курбан Саид". Впрочем, кто бы ни был автор романа, ясно одно: перед нами блистательная и вдохновенно рассказанная романтическая история, действие которой разворачивается на Кавказе и в Иране на фоне драматических событий первой четверти прошлого века. Увидевший свет в предвоенной Германии, роман "Али и Нино" уже в наши дни стал мировым бестселлером и получил восторженные отклики читателей. 6. Дина Рубина "Наполеонов обоз. Книга 2. Белые лошади" Вторая книга романа "Наполеонов обоз" - "Белые лошади" - затягивает читателя в воронку любви и предательства, счастья и горя двух главных героев - Аристарха и Надежды. За короткий срок на них обрушивается груз сильнейших потрясений, которые не часто и не всем выпадают в юности. Сильные, цельные натуры, оба они живут на такой высоте чувств, которая ничего не прощает. Судьба буквально расшвыривает в разные стороны двух влюблённых. Каждый из них теперь идет своим отдельным путем, оставаясь навсегда глубоко одиноким, раненым душевно. По ходу романа продолжает приоткрываться давняя история предка Стаха Бугрова - Аристарха Бугеро, офицера Наполеоновской армии, прожившего в России свою трагическую и таинственную жизнь. И парадоксальным образом оказывается, что история эта вовсе не завершилась полтораста лет назад. 7. Алексей Сальников "Петровы в гриппе и вокруг него" Алексей Сальников родился в 1978 году в Тарту. Публиковался в альманахе "Вавилон", журналах "Воздух", "Урал", "Волга". Автор трех поэтических сборников. Лауреат премии "ЛитератуРРентген" (2005), финалист "Большой книги" и "НОС". Живет в Екатеринбурге. "Пишет Сальников как, пожалуй, никто другой сегодня, а именно - свежо, как первый день творения. На каждом шагу он выбивает у читателя почву из-под ног, расшатывает натренированный многолетним чтением "нормальных" книг вестибулярный аппарат. Все случайные знаки, встреченные гриппующими Петровыми в их болезненном полубреду, собираются в стройную конструкцию без единой лишней детали. Из всех щелей начинает сочиться такая развеселая хтонь и инфернальная жуть, что Мамлеев с Горчевым дружно пускаются в пляс, а Гоголь с Булгаковым аплодируют. Поразительный, единственный в своем роде язык, заземленный и осязаемый материальный мир и по-настоящему волшебная мерцающая неоднозначность (то ли все происходящее в романе - гриппозные галлюцинации трех Петровых, то ли и правда обнажилась на мгновение колдовская изнанка мира) - как ни посмотри, выдающийся текст и настоящий читательский праздник". 8. Джон Уильямс "Стоунер" Поэт и прозаик Джон Уильямс (1922–1994), лауреат Национальной книжной премии США, выпустил всего четыре романа, и один из них — знаменитый “Стоунер”, книга с необычной и счастливой судьбой. Впервые увидев свет пятьдесят лет назад, она неожиданно обрела вторую жизнь в XXI веке. Переиздание вызвало в Америке колоссальный резонанс. Знаменитая на весь мир Анна Гавальда взялась за французский перевод, и “Стоунер” с надписью на обложке “Прочла, полюбила и перевела Анна Гавальда” покорил Францию. Вскоре последовали переводы на другие языки, и к автору пришла посмертная слава. Крестьянский парень Уильям Стоунер неожиданно для себя увлекся текстами Шекспира. Отказавшись возвращаться после колледжа на родительскую ферму, остается в университете продолжать учебу, а затем и преподавать. Все его решения, поступки, отношения с семьей, с любимой женщиной, и, в конечном счете, всю его судьбу определяет страстная любовь к литературе. Отсюда и удивительное на первый взгляд признание Анны Гавальды: “Стоунер — это я”. 9. Луис Урреа "Дом падших ангелов" Патриарх мексиканского семейства Мигель Анхель де ла Круз, которого все называют Старший Ангел, собрал весь клан на вечеринку по случаю своего дня рождения. Старший Ангел болен и уверен, что это его последний праздник, а потому повеселиться надо на славу. Но накануне вечеринки мать патриарха, столетняя Мама Америка, решает, что достаточно пожила на свете, и уже не разобрать, празднуется ли день рождения или же происходят поминки. Впрочем, повеселиться можно всегда. На праздник стекаются все родственники, в том числе и Младший Ангел, сводный брат Старшего Ангела, гринго и изгой. Два сладко-горьких дня празднующие под шелест пальм смеются, плачут, открывают секреты, признаются в любви, просят прощения и прощают. И конечно, рассказывают друг другу невероятные семейные истории, больше похожие на сказки. Трогательный, хулиганский, остроумный, экзотичный, жизнерадостный и щемящий роман о времени и семье, о грехах и искуплениях, о верности и слабости, о бегствах и возвращениях. Луис Альберто Урреа - гениальный летописец того заполошного, запутанного, зачастую неприличного хаоса, который принято называть "семьей". "Дом падших ангелов" - умопомрачительная по насыщенности книга, которая охватывает собой все эмоции и хаотические сплетения большой семьи. 10. Исаак Зингер "Семья Мускат" Выдающийся писатель, лауреат Нобелевской премии Исаак Башевис Зингер (1904-1991) посвятил роман "Семья Мускат" (1950) памяти своего старшего брата. Посвящение подчеркивает преемственность творческой эстафеты, - ведь именно Исроэл Йошуа Зингер своим знаменитым произведением "Братья Ашкенази" заложил основы еврейского семейного романа. В "Семье Мускат" изображена жизнь варшавских евреев на протяжении нескольких десятилетий - мы застаем многочисленное семейство в переломный момент, когда под влиянием обстоятельств начинается меняться отлаженное веками существование польских евреев, и прослеживаем его жизнь на протяжении десятилетий. Роман существует в двух версиях - идишской и английской, перевод которой мы и предлагаем читателю. Свои газетные и журнальные статьи Исаак Башевис Зингер имел обыкновение подписывать псевдонимом И. Варшавский, подчеркивая свою тесную связь с городом, который он навсегда покинул в 1935 году.
Эта статья была автоматически добавлена из сообщества Литературный оргазм