Everything.kz

#ВОВ@mpre_view

#ВОВ@mpre_view
#ВОВ@mpre_view #Авторские_статьи@mpre_view ТАНКОВЫЙ РЕЙД АЛЯБЬЕВА Во время Ржевско-Вяземской наступательной операции, в которой войска Красной армии пытались разбить немецкую группу армий «Центр», 29-я Армия РККА под командованием генерал-майора В. И. Швецова, была отсечена от основных сил и оказалась в окружении. Ведя бои в окружении, силы 29-й Армии были истощены. Армию необходимо было срочно выводить из окружения, но для этого её нужно было помочь. Переговоры по телеграфу между начальником штаба М. В. Захаровым и командующим Калининского фронта И. С. Коневым 16.2.42 4:50-5:10 ЗАХАРОВ: Докладываю: только что сейчас звонил тов. ЖУКОВ и приказал передать вам следующее: «1. Тов. КОНЕВУ. Лично тов. СТАЛИН приказал отобрать группу танков в количестве 10-15 танков. Назначить самого храброго и умного командира. В течение дня провести подготовку и разведку, высмотреть где и какие имеются накатанные дороги от вашего расположения к ШВЕЦОВУ, наземную разведку подступов пр-ку и обходы противотанковой обороны. В течение дня составить план пропуска через боевые порядки пр-ка. В течение ночи, ближе к рассвету (время 3-4.00) внезапно проскочить пространство, отделяющее от ЛЕЛЮШЕНКО (прим. - командующий 30-й Армией РККА) до ШВЕЦОВА. Эта группа должна поддержать ШВЕЦОВА до соединения ШВЕЦОВА с ЛЕЛЮШЕНКО или МАСЛЕННИКОВЫМ (прим. – командующий 39-й Армией). В связи с особой сложностью этого дела проверить организацию самому. Всему составу отряда за выполнение обещать правительственную награду. Командир, выполнивший эту сложную задачу может быть представлен к званию Герой Советского Союза. ЖУКОВ».* Генерал-полковник И. С. Конев действительно лично приехал в 81-ю танковую бригаду, где отбирались экипажи и танки, для этой операции. Для этого дерзкого рейда был собран отряд в 10 танков и десантом лыжников в 50 человек под командованием майора Алябьева Тимофея Степановича. Были отобраны самые лучшие экипажи. Десант автоматчиков был укомплектован опытными разведчиками, не раз бывавшими в тылу врага и умевшими ориентироваться в самой сложной обстановке. На девятой и десятой машине были саперы, а так же санинструктор. 17 февраля 1942 года в 4 часа утра подготовленный отряд выдвинулся на задание из района Крутики. Немецкие солдаты не ожидали действий со стороны РККА и отряд беспрепятственно проскочил передовую линию обороны противника. Танки двигались узкой лесной дорогой, местами они шли целиной, преодолевая сугробы. Лыжники сидели на броне. На пути отряда лежала деревня Есемово. С хода по окраине деревни было выпущено несколько снарядов. Не встретив сопротивления, танки ворвались в деревню. По улице двигается немецкий обоз – лошади, повозки, пушки, солдаты. Через несколько минут все это было превращено в обломки и трупы. Ведя огонь с ходу отряд проходит сквозь деревню, но через километр останавливается, есть раненые, санинструктор оказывает им помощь, есть первые потери - два бойца убиты. Нужно было торопиться, двинулись дальше. Во время переправы через реку Сишка у деревни Кокошкино отряд был обстрелян 4 противотанковыми орудиями и пулеметным огнем пехоты противника. Пришлось принять бой. Танки быстро развернулись в боевой порядок, десант спешился и пошёл в атаку. Завязалась кровопролитная схватка. Немецкие подразделения были разбиты. Однако отряд также понёс потери, было подбито 2 танка и потеряно 12 человек. Из донесения заместителя начальника штаба Калининского фронта А. А. Кацнельсон по телеграфу 17.2.42 (не ранее 19:35) КАЦНЕЛЬСОН: Здравствуйте тов. ПОКРОВСКИЙ. Сейчас ЗАХАРОВ ведет переговоры с тов. КОНЕВЫМ. Тов. КОНЕВ приказал доложить тов. ЖУКОВУ следующее: «… Об отряде АЛЯБЬЕВА есть такие данные – раненый сержант доложил, что танки вели бой у брода р. СИШКА, что полкилометра восточнее ЕСЕМОВО. Где встретили противотанковую оборону противника. Два наших танка остались у этого брода. Остальные 8 танков сломя все на своем пути стремительно двинулись на юг. …. Командир отряда АЛЯБЬЕВ и все люди отборные…»** Кроме 2 танков было потеряно 12 человек. Раненых пришлось оставить в избах местных жителей. Сам майор Алябьев получил пулевое ранение в шею. Несмотря на это, он продолжал руководить действиями отряда. Снова вперёд. Углубляясь в расположение врага, отряд встретил на своем пути немецкую артиллерийскую батарею (три пушки с конной тягой). Она двигалась походным порядком к месту боя, который только что закончился. Не дав батарее развернуться и сделать хотя бы один выстрел, танкисты с ходу раздавили ее. На пути отряда оказалась ещё одна деревня - Костерово. В деревне располагался штаб одной из немецких частей. Танкисты вплотную приблизились к ней без всякой помехи со стороны врага. Видимо, немцы никак не ожидали появления наших танков и десанта лыжников у себя в тылу. Растерянность фашистов была использована с максимальным эффектом. Немцы подняли беспорядочную стрельбу из винтовок и автоматов, но были быстро рассеяны. Не задерживаясь ни на минуту, отряд продолжал движение вперед. На одном участке движения советского отряда немцы попытались остановить наши танки плотной завесой артиллерийского и минометного огня. Умело маневрируя, майор Алябьев без потерь прошел зону обстрела и отряд скрылся в лесу. Последний и наиболее жаркий бой завязался у деревни Ерзово. Обходных путей здесь не было. Потребовалось наносить удар в лоб. Танки и лыжники снова развернулись в боевой порядок и пошли в атаку. Танкисты, пробившиеся в селение, уничтожили несколько орудий, рассеяли десятки немецких солдат и офицеров и дали возможность лыжникам снова подтянуться к машинам. Отряд потерял половину оставшихся танков и бойцов, погиб комиссар Зубарев пытавшийся потушить свой подбитый танк. До расположения частей 29-й Армии добралось только 2 танка. Пришедшие танки прикрывали движение частей при выходе из окружения. Донесение 22.00 19.2.42 г Командиру 35 Тбр… «На основании опроса автоматчика 81 танковой бригады, который сидел на танке нашей бригады и вернувшегося раненым назад установлено: Два дизельных танка прорвались в расположение 29 армии и оттуда командир танка СЕНЮШКИН повел колонну в южном направлении, о которой нет вестей, а мл. лейтенант СУХИХ повел колонну на ЛЕБЗИНО. В 30 км. от Лебзино горючее полностью было израсходовано. Прикрывая колонну огнем из танка и оставшись взорвать танк Сухих передал, что будем выбираться этой же дорогой».*** Оставшиеся в живых члены экипажей танков и лыжники вышли из окружения вместе с частями 29-й Армии. Задача, поставленная командованием по инициативе товарища Сталина, была выполнена. *ЦАМО РФ, Фонд 213, Опись 2002, Дело 300, Л. 128 **ЦАМО, Фонд 213, Опись 2002, Дело 309, Документ 161 ***ЦАМО, Фонд 354, Опись 5806, Дело 83
Эта статья была автоматически добавлена из сообщества Военно-политическое обозрение