Everything.kz

Папа всегда всё превращал в игру. Поход к врачу на ненавистную прививку, вылазку...

Папа всегда всё превращал в игру. Поход к врачу на ненавистную прививку, вылазку...
Папа всегда всё превращал в игру. Поход к врачу на ненавистную прививку, вылазку за овощами на центральный рынок, даже скучный, как утренние передачи по телевизору, ремонт на кухне стал увлекательным приключением. Не изменил себе папа и сейчас. На небольшом письменном столе первоклассника Вани лежало заявление об уходе. - Что это такое, Бурылов? - Ваня быстро вошёл в образ их с папой игры в маленького директора. - Заявление, товарищ начальник. По собственному. - Вы по собственному желанию собираетесь отказаться от ставки моего папы? - Папа вздрогнул и гулко сглотнул слюну. Ваня так крепко уцепился взглядом за папины бегающие глаза, что тот буквально не мог пошевелиться. Гражданин Бурылов и хотел бы уйти из семьи без дыма и шума, но не хотел оставлять маленького Ванечку во лжи или неведении. Уже пожалел. - Ну, как по собственному... У меня ставка совместителя сокращена. В спальне. Мама - директор спальни - сказала вещи собирать. Так что, на полной ставке твоего папы я тоже, видимо, остаться не смогу. - И что, вы совсем уходите или хотите предложить какие-то варианты меровстительства? - Ваня начинал осознавать всю серьёзность ситуации, но игру остановить уже не мог. Образ директора поглотил его и, как не странно, придавал сил. Давал возможность перенести проблему как взрослый мужчина, а не маленький мальчик. Спасибо, папа. - Совместительства, товарищ начальник. Да да, безусловно. Предполагаю, по выходным, в определенные дни, я смогу выполнять функционал папы с походами в цирк там, или в зоопарк, в кино. На адрес вашей компании я являться не смогу, скорее всего - как я уже сказал, с материнской организацией у меня возникли определенные контры. - А что такое контры? - Ваня буквально на мгновение вернулся в состояние первоклассника, чтобы задать вопрос. Но, озвучив его, парень сразу сдвинул брови и снова превратился в грозного, но справедливого директора. - Ну... это когда ты думаешь одно, другой человек думает другое, и вы никак не можете договориться. - И вам только из-за этого пришлось оставить свою ставку в спальне?! - Директор деловито приподнял одну бровь. У папы на мгновение задрожала нижняя губа. Он резко зажмурился и так же резко открыл глаза. Ну не мог, ну не мог он объяснить семилетнему пацану что ТАМ произошло! Не потому, что плохо или грязно, а потому, что нет таких слов, которые могут доходчиво разъяснить маленькому мальчику расход родителей. И без психологических травм. - На самом деле да. - Ваня и папа обернулись. В дверях стояла мама, тяжело опираясь на дверной косяк. Глаза её, обычно ярко-голубые, густо покраснели, по щекам текли крупные слёзы. - Бурылов, пройдёмте в переговорную. Решение о сокращении вашей ставки явно было поспешным. Нужно обсудить детали. - Папа и Ваня переглянулись. Папа засиял от счастья, как урановый стержень, пацан сохранял благоговейное спокойствие - директорам не полагается сиять от счастья. - Я могу забрать заявление, товарищ начальник? - вкрадчиво спросил папа, не забыв незаметно подмигнуть сыну. - Конечно конечно, Бурылов. Будем считать, что этого досадного нипцидента просто не было. - Инцидента, товарищ начальник. Я пойду в переговорную, сегодня к вам ещё зайду. - Папа резко схватил со стола бумагу и одной рукой смял её в комочек. Ваня откинулся в кресле и удовлетворенно вздохнул. Ещё один кризис на производстве превратился в шутку. Не легко это, семьёй управлять. Особенно если тебе семь лет и математика всё ещё не сделана. Лет через двадцать пять он будет с усмешкой вспоминать этот день, переминаясь в настоящем, взрослом директорском кресле. Может быть с благодарностью. Может быть с цинизмом. А может с радостью. Но сейчас это не важно. Сейчас - математика. #паста #lm Роман Новиков
Эта статья была автоматически добавлена из сообщества Уютненькое Луркоморье | Lurkmore | Лурк