Everything.kz

Многоуважаемый батюшка!

Многоуважаемый батюшка!
Многоуважаемый батюшка! По Вашей просьбе пишу Вам о чуде, совершившемся над моим умирающим мужем. Муж мой многие годы страдал от язвы желудка, и никакое лечение никак ему не помогало. В 1952 году как-то утром ему стало очень плохо и началась кровавая рвота. Я сразу же вызвала «скорую» и увезла его в госпиталь. Внутреннее кровоизлияние не прекратилось, и в 7 часов вечера его взяли на операцию. Дети и я не уходили из госпиталя. В конце концов, после продолжительного времени к нам вышел доктор и сказал мне, что сама операция прошла благополучно, но что у мужа во время операции остановилось сердце и что десять минут – самое большое, сколько сердце может не биться, а сколько времени сердце не билось у мужа, он не знает. Другими словами, он меня предупреждал, что надежды нет. (Правда, доктор массировал сердце мужа, пока оно не начало снова биться.) Всю ночь я провела у постели мужа, но он не приходил в себя. На следующий день у него начались ужасные конвульсии, сводило руки, ноги, грудь так провалилась, что я думала, что у него треснет грудная клетка. Затем он начал метаться, руки его, не переставая, ходили во все стороны, и так продолжалось, не помню точно, но, кажется, неделю. Тогда молодая женщина-врач предписала сделать ему какой-то укол в позвоночник, и конвульсии прекратились, но муж не приходил в себя. И вот как-то приходит к нам в госпиталь знакомая и говорит мне: «Закажите панихиду по блаженной Ксении и увидите, что через полчаса ему станет легче». Я так и сделала: заказала панихиду и молебен перед Курской иконой Божией Матери. Знакомая дала мне также маленький флакончик, в котором ей когда-то привезли масла с лампады на могиле блаженной Ксении. Масла во флакончике уже не было, но на пробке был кусочек ватки, который был когда-то пропитан этим маслом, она сказала помазать крестообразно лоб и грудь мужа и положить флакончик под подушку. И вот через полчаса после панихиды и молебна я подошла к мужу, и он первый раз едва слышным шепотом произнес мое имя, затем стал просить у меня масла. Я думала, что он голодный и просит масла, чтобы поесть, а он говорит едва слышно: «Мне будет легче говорить». Тогда я догадалась опять помазать ему лоб и грудь ваткой из флакончика, и он спокойно заснул. С этого дня он стал поправляться. Как-то подошла я к нему, а он меня спрашивает: «Где эта икона?» Я ему показала иконы, которые стояли у его кровати на столике, но он говорит: «Нет, не она». И так несколько раз он мне задавал тот же вопрос. Между прочим, никто из нас не знал ни о блаженной Ксении, ни историю ее жизни. Муж мой как-то говорит: «Ты знаешь, я как-то видел странную женщину, она как будто и была женщина, но одета была как мужчина – в короткой тужурке, в сапогах. И везла она на санках икону Божией Матери, вошла в незаконченную церковь и начала на санках возить кирпичи на помостки. Я спросил ее: не могу ли я ей помочь? Но она сказала, что сделает это сама». Вот эту-то икону, которую везла блаженная Ксения на санях, и искал мой муж. Когда мы были уже дома, архимандрит Антоний, теперешний владыка Мельбурнский и Австралийский, принес нам книжечку «Жизнеописание блаженной Ксении». Муж перелистывал ее и вдруг зовет меня и говорит: «Вот ее я видел!» На листе было изображение блаженной Ксении, как раз такой, как он мне ее описывал. Между прочим, когда мы покидали госпиталь, где муж пролежал немного меньше месяца, старшая сестра прослезилась, так как никто в госпитале не думал, что он останется жив. Доктор, которого я благодарила, сказал: «Не благодарите меня, это было нечто свыше». Уважающая Вас, Мария Дмитриевна Гюне P.S. Мой муж здоров и прекрасно себя чувствует. #Православная_держава #православие #христианство
Эта статья была автоматически добавлена из сообщества Знакомства для православной молодёжи