Everything.kz

Как говорят настоящие петербуржцы

Как говорят настоящие петербуржцы

Is Covid Pandemic Over?

Как говорят настоящие петербуржцы Почему жители Петербурга чувствуют себя оскорбленными, когда их называют питерцами? Что значит «сменить Растрелли на Церетели»? И в каких случаях употребляют выражение «всякий сам себе Исаакий»? Питерец или питеряка? Если хочешь оскорбить петербуржца — назови его питерцем. Эта истина бесспорна и известна каждому, кто провел в Северной столице хотя бы несколько дней. Оказывается, недовольство жителей Петербурга таким наименованием корнями уходит глубоко в историю. Дело в том, что вообще это сокращенное название города — Питер — произошло от неуклюжего «Питерград». Именно так в XVIII-XIX веке называли новую столицу жители далеких провинций. Те, кто отправлялся в Питерград на заработки, как раз и звались питерцами, а также питерщиками и питеряками. Крестьяне, которым удавалось переехать в столицу и прожить там какое-то время, получали презрительное прозвище полированный питерец, а те, чье начинание успехом не увенчалось и кто с позором возвращался в родную далекую губернию, звались питерской браковкой. Вот почему и коренных петербуржцев это наименование вызывает такой шквал возмущения. Сам себе Исаакий Много существовало и поговорок, связанных с культурной и нравственной стороной жизни, которая, по всей видимости, волновала петербуржцев испокон веков. Например, говорили так: «Все родились в Петербурге, но одних воспитал город, а других — улица». Это выражение появилось в 1990-е годы. Оно обличало тех, кто, имея великую честь родиться в Культурной столице, совсем не пытался этому соответствовать. Выражение «Всякий — сам себе Исаакий» употребляют, когда имеют в виду, что каждый назначает себе цену сам и ведет себя так, как считает для себя приемлемым. А в XIX веке — в романтическую пору подвигов и дуэлей — появилось вот такое интересное выражение: «На кого обижаются в Петербурге? На женщин, дураков и великих князей». Именно этим категориям, согласно дуэльному «кодексу», запрещалось участвовать в дуэлях, поэтому ничего не оставалось, кроме как обидеться. Вызвать женщину или представителя царской семьи на поединок было невозможно. Растрелли vs Церетели В народном петербургском фольклоре не могла не отразиться и любовь к культуре, архитектуре и достопримечательностям своего города. Так, в 2000-м году зашел разговор о переносе столицы из Москвы в Санкт-Петербург. Новость была воспринята петербуржцами крайне остро, и по этому поводу говорили: «Как? Сменить Растрелли на Церетели?» Церетели, как известно, — художник, скульптор и декоратор, чья творческая деятельность особенно ярко проявилась в современной Москве. В кругах петербургской художественной общественности его считают чуждым для утонченной петербургской архитектуры, определяющими ориентирами для которой всегда являлись зодчие Растрелли и Росси. Еще одно выражение возникло в Северной столице в связи с переименованием Ленинграда в Санкт-Петербург. «Меняй город дьявола на город святого!» — именно так звучал лозунг в поддержку реформы. Под дьяволом в данном случае подразумевали Ленина, под святым — апостола Петра, в честь которого город и получил свое название в 1703 году. «А труб "Авроры" тебе не надо?» — петербургская разновидность выражения «А шнурки тебе не погладить», широко распространенного в России. Фраза используется для выражения отказа в просьбе о чем-то невозможном, дефицитном. «Нет бога кроме Гога» Фраза, распространенная в петербургском высшем свете, среди театралов и творческой богемы, державшей руку на пульсе культурной жизни города. Гога — это Георгий Александрович Товстоногов, главный режиссер Большого драматического театра имени Горького (который теперь носит его имя). Родом великий режиссер был из Грузии, за что и получил свое прозвище. По словам актеров его театра, Гога всегда был суров, требователен и пользовался непререкаемым авторитетом. «В Питере не пьют только четыре человека...» Много выражений в истории Петербурга возникало и в связи с пристрастием жителей города к алкогольным возлияниям. Алкоголизм в XIX веке считался привилегией не низших слоев, а благородного офицерского состава воинского Петербурга. Именно в этих кругах и появилась шутка: «В Питере не пьют только четыре человека, да и то, потому что некогда: они коней держат». Имелись в виду фигуры четверых мужчин, которые укрощают коней на Аничковом мосту. Чуть позже, уже в послереволюционном Ленинграде на эту тему возникло еще одно выражение: «Если будет 25, снова будем Зимний брать!». Этот лозунг принадлежал ленинградским рабочим, которые таким образом реагировали на повышение цен на спиртное. «Нам целый мир — чужбина, отечество нам — Царское Село!» — это, конечно же, строка из стихотворения Александра Сергеевича Пушкина, которую в XX веке присвоили себе вовсе не лицеисты, а люди, страдающие от алкоголизма, которых на лечение отправляли в Лечебно-трудовой профилакторий, находившийся как раз в нынешнем городе Пушкине.
Эта статья была автоматически добавлена из сообщества Полезный Питер