Everything.kz

Новосибирск встретил промозглым ночным ветром, я зябко поёжился, спускаясь с тра...

Новосибирск встретил промозглым ночным ветром, я зябко поёжился, спускаясь с тра...

Is Covid Pandemic Over?

Новосибирск встретил промозглым ночным ветром, я зябко поёжился, спускаясь с трапа самолёта. Сунув руки в карманы пальто, я прикинул в голове план поездки: предстояло заселение в гостиницу, потом свободный день до конференции, о которой я приехал писать статью. — Надолго заселяетесь? — Три дня. Я на научную конференцию в Академгородке. Администратор гостиницы кивнула, затем поправила очки на переносице. — Учёный? — Нет, журналист. Журнал федерального значения. — А почему в Академгородке номер не сняли? Я пожал плечами. — Первый раз в Новосибирске. Хочу погулять, город посмотреть. — Город у нас хороший. Посетите театр оперы и балета, загляните в «Красный факел». Новосибирск когда-то столицей России хотели сделать, но это не точно. И Карелин отсюда, и Подгорный. Знаете Подгорного? Я развёл руками. — На последней Олимпиаде чемпионом стал по спортивной гимнастике. У меня внучек занимается, так он к нему на тренировку пришёл после Олимпиады, представляете? У нас здесь и спорт развит, и наука и культура… Администратор закончила делать записи, передала ключи от номера, и внимательно посмотрела мне в глаза. — Только в Первомайский район не ездите. И на Северный. И на Обьгэс. Да и на Снегирях… — А что там? Администратор махнула рукой. — Бандиты, цыгане и наркотики. Впрочем, как и везде. *** Позавтракав в номере, я вышел прогуляться по Новосибирску. Стояла ясная солнечная погода, я дошёл до парка в центре города и рассмотрел название улицы на доме: «Красный проспект». Прямо на меня торопливо шёл молодой мужчина в кожаной куртке, в руках он держал скулящего щенка. — Ребята! Есть бинт? — Клёпа, привет! — Клёпа, здорово… — Здорово, есть бинт? Ребята в парке удивлённо переглянулись и покачали головами, мужчина перевёл взгляд на меня. — Человек! Есть бинт? Я невольно хлопнул по карманам. — Нет. А зачем? Мужчина в кожаной куртке вытянул перед собой руки и посмотрел на щенка. — Псу плохо. Надо перевязать. Ты кто? Ребята в футболках с изображениями популярных рок-групп дружно уставились на меня. — Я Женя. Журналист. Молодой человек поставил щенка на асфальт и подал руку, я обратил внимание на фингал под его правым глазом. — Себестьян Перейра. Торговец чёрным хлебом. — Клёпа, да ты гонишь. Это Костя! — Очень приятно, Себастьян. Что произошло? — Да задремал на лавке в парке, вдруг чувствую: кто-то ладонь лижет. Просыпаюсь: а тут он. Костя кивнул на щенка. — Ты что, бездомных животных подбираешь? — Почему подбираю. Они сами ко мне приходят. Они же не деньги, чтобы их подбирать. Я кивнул, достал портмоне. — Ну давай до аптеки сходим. Костя сурово посмотрел на портмоне. — Не свети лаве на улице. Сунь обратно, потом обсудим. Ребята, кто на Мажордочке? На стоянке хлопнула дверь джипа, к нам подошла дорого одетая блондинка на высоких каблуках. — Костечка, привет. А что это за маленькое… Щенок заскулил, Костя машинально закрыл его рукой. — Здорово, прошмандовка. Чо хотела? — Костечка, ты всё такой же грубый. Как твой братик? Что за штрих с тобой, может прошвырнёмся по клубам? — По х*юбам. Брат в порядке, передать тебе велел: «На*уй пошла, шалава». Блондинка бросила на Костю презрительный взгляд и вернулась в машину, бросив напоследок. — Не очень-то хотелось, дешёвка. Я вынул из портмоне пятьсот рублей и передал Косте, тот округлил глаза. — Вот возьми. На хорошее дело. — Да ты богатенький Буратино. Агата, слётай до аптеки, возьми бинт. И вина цепани за знакомство. Ты с какого района, журналист? — Вчера в Новосибирск прилетел. Остановился в гостинице на вокзале. Костя присел на корточки и погладил щенка, поджимающего лапу. — Если ты журналист, то тебе нужен адвокат. У тебя есть адвокат? — Нет…Зачем мне адвокат? — У каждого журналиста должен быть адвокат. Журналисты народ такой…Всё время в истории попадают. Как Хантер С. Томпсон, знаешь? — Не знаю. И в истории я никакие не попадаю. — А пишешь тогда о чём? Я пожал плечами. — О чём редактор скажет. Или о том, что вокруг. Хантер С. Томпсон — это журналист? — Из Америки. Доктор журналистики. Сейчас ему уже за полтинник…А раньше он для «Роллинг Стоун» писал. Для журнала, а не для группы. Ты что, «Страх и ненависть в Лас-Вегасе» не смотрел? Где журналист и его друг-адвокат, упакованные под завязку, поехали в Лас-Вегас освещать события на мотокроссе? — Не смотрел… — Да ты что, они там ещё в гостиницу заселяются, журналист смотрит вокруг, а вокруг все люди – это динозавры, прикинь? — Что, настоящие динозавры? Костя хитро улыбнулся. — В кино врать не будут. А потом они с Гонзо, так звали адвоката, пошли в казино… — Клёпа, вот бинт. Девушка в чёрном балахоне передала Косте бинт и бутылку портвейна, Костя разорвал зубами упаковку, смочил бинт алкоголем и начал аккуратно перевязывать лапу скулящему щенку. — Раз у тебя нет адвоката, тогда давай я буду твоим адвокатом. Как думаешь, нормальный из меня адвокат получится? Девушка в чёрном балахоне присела рядом и стала гладить щенка по голове, пока Костя обматывал лапу бинтом. — Костюшка у нас очень умный, книжек много читает, цитаты наизусть говорит. Как ты это делаешь? Костя отхлебнул портвейна из горла и посмотрел на девушку очень трезвым взглядом. — Так же, как все. Сначала читаю, потом запоминаю. А вообще… Костя передал мне бутылку, завязал бантик на повязке и откусил зубами лишний бинт. --…А вообще, что ещё в жизни делать? Книги читать и музыку слушать. Ну и бухать, конечно. Тебе какие группы нравятся? Вокруг гуляли прохожие, но никто не обращал на нас внимания: никого не смущала бутылка портвейна в моей руке, раненый щенок и стайка галдящей молодёжи в балахонах с изображениями рок-групп. Мы будто находились в другом измерении. Я отпил портвейн и передал бутылку Косте. — У меня нет определённых музыкальных предпочтений. — А я слушаю Монгол Шуудан. И Лаэртского. И АУ. Знаешь АУ? Я с ними общался, когда они в Новосибе были. — Что за АУ? — Автоматические Удовлетворители. Ты откуда к нам приехал, из другой планеты что ли? На могиле у Янки Дягилевой был? Летов когда в Новосибе бывает, всегда на кладбище ездит. А у могилы Янки каждый год народ собирается. — Костя, ты что тут затеваешь? К нам подошёл капитан милиции с сержантом и понятым в спортивном костюме, Костя привстал с корточек и смешно шаркнул ногой. — Здравия желаю, Игорь Михалыч. А я ничего не затеваю, просто псу помогаю. Сволочи лапу ему перебили. — С портвейном помогаешь? Убирай давай. — Так это для дезинфекции. Костя передал портвейн девушке в черном балахоне, та спрятала портвейн в рюкзак, громко брякнув о вторую бутылку. — Для дезинфекции в аптеке спирт продают медицинский. А вы, молодой человек, чем здесь занимаетесь? Капитан перевёл настороженный взгляд на меня. — Я журналист. Прибыл на научную конференцию. Выражение лица капитана смягчилось. — Про город наш писать будете? Дело хорошее. Только зачем с этой шпаной спутались? — Игорь Михалыч, так я ему экскурсию по центру устраиваю. Рассказываю про всё. Вот это памятник Владимиру Ильичу Ульянову, то бишь Ленину, а вон там вон… — Ладно, Костя. На Краеведческом скажи своим, чтобы расходились. Час уже горланят, не в отделение же их забирать… — Так точно, Игорь Михалыч. «Моя милиция меня бережёт…» — Не ёрничай. Чтобы никакого алкоголя в общественных местах, понял меня? — Да понял-понял… *** — Я сажаю алюминиевые огурцы На брезентовом поле. Длинноволосый парень упёрся спиной в кирпичную стену, и кричал песню, с надрывом ударяя по струнам старой гитары. Деревянный барабан гитары был исписан ручками и фломастерами, увешан наклейками. Возле парня пританцовывала улыбчивая девушка с длинной русой косой, девушка держала в руках головной убор, и протягивала его навстречу прохожим. Костя улыбнулся и показал на ребят: — Стритуют. — Ой, кто это у тебя? Девушка подбежала к нам и осторожно протянула руку к притихшему щенку с перевязанной лапой. — Это? Это Моряк. Пёс Моряк. — Пёс не может быть моряком. — Моряк – это имя. Весной у меня кота собаки сгрызли, кота звали Моряк. Рыжий такой, весёлый. И я решил назвать пса в честь кота. Девушка рассмеялась. — Костя, ты назвал пса Моряком, в честь кота Моряка? Это очень смешно! — Ничего смешного. Говорю же, Моряка собаки сгрызли. — Здорово, Костян. Есть выпить? Сушняк дикий: петь не могу, слова в горле застревают. — Здорово. На. Кто на Мажордочке? Костя протянул гитаристу початую бутылку портвейна, гитарист сделал несколько крупных глотков и махнул рукой. — Две кобылы непонятные. С ними скин один, и ещё пара каких-то говноедов. Мутная публика, нечего ловить сегодня. Думаешь на Жердь двигать? — Нет, просто интересуюсь. Долго стритуете? Девушка заглянула в шляпу. — Триста рублей с мелочью. Да я ему говорю: «Ты играй Высоцкого». Под Владимира Семёновича всегда денег много дают. А вы куда двигаете? Что за штрих с тобой? — Это Женя. Он журналист. А я его адвокат. Я пожал протянутую руку гитариста, кивнул девушке. — Добрый день, движение «Лев против», уберите алкоголь, пожалуйста. К нам подошли несколько молодых людей, одетых в спортивные штаны и футболки с изображениями льва. Гитарист внимательно оглядел их с ног до головы и сделал ещё один крупный глоток. — Чо надо? — Вы распиваете алкоголь в общественном месте, уберите бутылку, пожалуйста. — И чо? Костя поставил щенка на тротуар и поднял руки. — Да тихо ты, я их знаю. Это, типа, дружинники, ходят по улицам, говорят: «Тут не пейте, там не курите». — Где хочу, там и пью, мы в свободной стране живём. Молодой человек со спортивной стрижкой покачал головой. — Свобода человека заканчивается там, где начинается свобода другого. Своими действиями вы нарушаете общественный порядок и мешаете окружающим. Вокруг посмотрите, женщины с детьми ходят. Гитарист сделал ещё один глоток. — Да всем насрать. — Да тихо ты, говорю. Костя выхватил бутылку портвейна из рук гитариста. — «Дружина» от слова «дружим». Они нам предупреждение делают, и ментам не сдают, понял? Как в поговорке: «Спалился: не быкуй, обосрался: не пищи». Тебя как зовут-то? Костя проследовал к урне и выкинул пустую бутылку. — Леонид. Спасибо за понимание. — Хорошее ты дело делаешь, Леонид. Только вам бы видеокамеру с собой таскать и снимать происходящее. Это мы хорошие, а вообще за такое можно и по морде получить. Леонид кивнул головой. — Учтём. Вы-то зачем в такой компании? Вроде выглядите прилично… Леонид вопросительно уставился на меня, я пожал плечами. — Я журналист. А это мой адвокат. Мы заняты важным делом, но дело слишком важное, чтобы о нём говорить. Костя рассмеялся. — Освоился. Молодые человеки, как его адвокат, я настоятельно рекомендую вам не приставать с лишними вопросами. Леонид неодобрительно покачал головой. — Больше не распивайте. Гитарист крутанул гитарой и ударил по струнам: — Эй, прохожий, проходи! Эй, пока не получил! *** Через Обь раскинулся мост с автомобильным шоссе, чуть поодаль возвышался надземный тоннель метрополитена. — Ты с нами на тот берег? Я оглянулся, по набережной реки гуляли одинокие прохожие и влюблённые парочки. — Я в гостиницу. Завтра с утра конференция в Академгородке. — Ну смотри, а то мы продолжать собираемся. Будешь ещё раз в Новосибе, найди меня обязательно. — Как тебя найти? — Да приезжай в центр и спроси у любого: «Где Клёпа?». Меня много людей в Новосибе знает, а в центре практически все. — Слушай, Костя…А почему «Клёпа»? — Я когда до армии на тусовку первый раз пришёл, у меня кожана была, в заклёпках. Все друг у друга погоняла спрашивали, ну то есть прозвища. Я назвался «Клёпанный». «Клёпанный» — это долго, сократили до «Клёпа», так и прилипло на язык. — Понятно. А ты чем вообще занимаешься? — Раньше в Театре Оперы и Балета работал. А теперь…А теперь я твой адвокат. — Кем работал? — Сначала реквизит таскал…Потом до Коня повысили. Я улыбнулся. — До какого коня? — А что смешного, думаешь Коня в театре кому попало дают? Таскал я реквизит для постановки: со сцены, на сцену. И раз подходит ко мне режиссёр: серьёзный, с платочком на шее. И говорит: «Молодой человек, мне кажется, у вас огромный талант. Я вижу в вас великолепного Коня!» Я рассмеялся, Костя улыбнулся в ответ. — Труппа тогда набралась довольно таки пьющая. Ну будут у меня ещё кастинги, стану актёром. Слушай, Женя, а ты, получается, статьи пишешь? — Статьи, рассказы, эссе. А что? — Напиши про меня хоть пару строчек, а? Я множество историй знаю, если хочешь, расскажу. Нехорошо будет, если пропадут истории. Сам понимаешь, в книгах врать не будут. Костя хитро посмотрел на меня, я улыбнулся. — Напишу как-нибудь. Обязательно напишу. — Ну, тогда бывай, журналист. — Бывай, адвокат. Мы пожали друг другу руки, ребята развернулись и пошли по мосту через Обь. Солнце почти зашло, в небе желтел закат, река пестрела бликами. Сунув руки в карманы пальто, я вгляделся в силуэты ребят. Сквозь громкий шум моторов автомобилей пробивались удаляющиеся голоса, поющие песню Виктора Цоя: Видели ночь, гуляли всю ночь до утра #паста #lm
Эта статья была автоматически добавлена из сообщества Уютненькое Луркоморье | Lurkmore | Лурк