Everything.kz

— У вас не будет минутки поговорить о богине нашей Ксяоми? — неопрятная девушка...

— У вас не будет минутки поговорить о богине нашей Ксяоми? — неопрятная девушка...

Is Covid Pandemic Over?

— У вас не будет минутки поговорить о богине нашей Ксяоми? — неопрятная девушка с вплетёнными в волосы жухлыми одуванчиками остановилась и робко подняла на меня глаза. — Простите, что? — я непонимающе уставился на её нелепый наряд, похожий на нечто среднее, между русским сарафаном и японской юкатой. На ногах у незнакомки были деревянные тапочки чудным образом встроенные в лапти. — Поговорить. О богине! Буквально минутку... — робко произнесла она, с каждым словом все больше срываясь на шёпот. Я понял, что она очень боится. Скорее всего не по своей воле она сейчас ходит, разодетая как клоунесса по квартирам и предлагает душевные беседы о какой-то там богине. Знаю таких. Родители попали в секту, отдали последние гроши и заложили квартиру — всё ради признания нелепого божка, в которого их заставили поверить мошенники. Мастерство социальной инженерии — вот и весь их божок на самом деле. А люди страдают реальные, и причем, зачастую, невинные, как эта маленькая милая девушка. Она даже говорит так, словно готова вот-вот свалиться в обморок. Но ей нельзя, наверняка там, внизу, её ждут какие-нибудь следящие, жаждущие только наживы, которую должен собрать миловидный образ жертвы. — Заходи, поговорим, — я улабнулся и впустил её. Нет, не из каких-то благородных побуждений уговорить её выйти из секты или подобное. Просто мне стало интересно, что же может так запудрить мозги доверчивой девчушке. **** Мы сидели за столом и пили дорогой английский чай. Я работаю на весьма престижной высокооплачиваемой работе, поэтому для меня это была сущая мелочь. Кстати, вот что внушало дополнительное любопытство. Моя состоятельность. Неужели их богиня “как её там” настолько сильно может промыть мозги, что они замахнулись на человека, который явно не страдает вопросами философского самоосознания. — Нуссс… Девушка, как вас зовут? — я откинулся в кресле и стал внимательно изучать лицо гостьи. Она была юна и свежа, стройная как берёза, цветущая и ароматная как сакура. Может, это такая особая игра контрастов так влияла на меня, но я почему-то стал ощущать в её одежде некоторый стиль. От былой кажущейся неопрятности не осталось и следа. — У меня нет имени, — девушка мило улыбнулась. — У дочерей и сыновей Ксяоми не может быть ни имени, ни фамилии. Мы есть самостоятельная часть мира сего. “Всё ясно, значит и паспорт отобрали”, — с грустью подумал я. Что же, может быть она уже сама не рада, что работает на эту Сяоми. — Так в чём же суть вашей богини? — я расслабленно и, немного снисходительно улыбнулся. — Неужели она настолько сильна, что сможет внести сомнение в сердце человека, который явно не дружит с религией в принципе. Разве что вы сейчас начнёте показывать чудеса и превращать воду в вино. Девушка смотрела на мою улыбку каким-то потерянным взором несколько секунд. — Вы смотрите на меня с жалостью, а в голосе вашем я слышу нечто другое, — голос девушки вдруг окреп и стал чётким и звонким, как звук разбивающегося стекла. — Вы даже не пытаетесь поверить мне, и не собираетесь этого делать, что бы я ни сказала. Но вы меня впустили. И не просто впустили, а ещё и угостили чаем. В вашем голосе я слышу азарт человека, который почуял приближающееся шоу. — Девушка, куда вы так разогнались, — вот, начала исполнять свою роль. Пытается найти во мне слабинку. Ну, ладно, посмотрим что она ещё сейчас наговорит. — Кстати, зовите меня Виктор. И, если вам удобно, давайте на “ты”? — Ладно, меня можете звать Ксяоми. Давай на ты, раз так хочешь. — она наклонила голову слегка вбок. — Виктор, зачем ты меня впустил, как ты думаешь? Только честно, я вижу, что ты не собираешься верить ни одному моему слову. Так давай просто поговорим, как люди. — Вот, это уже другой разговор, — ха, хитрый ход. Разумеется за подобной, около дружеской беседой куда легче завоевать доверие человека, чем когда он сходу настроен к тебе отрицательно. Хорошо их там дрессируют. — Я впустил тебя потому, что мне стало любопытно, что это за секта, которая заставляет милых девушек ходить по квартирам и просить аудиенции для разговора о богине. Ну и почему именно ко мне, ведь есть куда более легковнушаемые люди. Пенсионерки там всякие. — Ха-ха, пенсионерки. На самом деле ты меня впустил совсем по иной причине. Подумай, подумай Вить. Это лишь отговорки, мол любопытство там, все дела. Ты видишь на пороге своего дома милую девушку, жертву обмана таинственной секты — так ты думаешь. В глубине души ты хочешь ей помочь, хочешь забрать из рабства какой-то непонятной богини, да ведь? И сам себе в этот момент ты придумывешь оправдание, дабы не грызтись вопросом зачем ты впустил незнакомую девушку, которая явно ничего хорошего не задумала к себе домой. — он сложила губки трубочкой и елейно так пропела. — Любопытненько, что ей там наговорили, что она поверила в сказки. Девушка перевела дыхание. В этот момент я был немножко шокирован. Мысли мои непроизвольно шевельнулись и разбежались в разные стороны оставив одну голой и неприкрытой. “А ведь так и есть, будь на месте этой девочки, допустим, милый маленький мальчик или старушка божий одуванчик — не пустил бы я их”. — Короче говоря, тобой двигал всего-навсего инстинкт. — она улыбнулась во весь рот. — Ты животное, Вить, только животное никогда бы не смогло понять, что оно животное, а ты можешь. И анализировать свои поступки — тоже можешь. Вот сейчас ты подумай, какой идеальный сценарий создало твоё подсознание, гонимое инстинктами. Даже могу погадать! Невинная девушка приходит к тебе, ты, взрослый разумный мужчина рассказываешь ей что да как. Поражаешь своей логикой и правотой, будоражишь воображение милашки, кружишь её голову. И она, не помня себя от благодарности ложится с тобой в постель. — нагло издевательски засмеявшись, дочь богини Ксяоми закинула ногу на ногу. — Ты сам в себе признайся, что хоть и отбросил сразу все эти мысли — на подкорке они отложились. И тут нет твоей вины — это инстинкт. Он тянет тебя размножаться, тянет наплодить потомства дабы с миром уйти на покой. А вот та часть тебя, что сейчас думает об это — ловит нехилый такой протест. Она не согласна. Я сидел в каком-то оцепенении. Боже мой, в моём доме наглая девка сидит нога на ногу и говорит мне то, о чём говорить не принято в приличном обществе вообще. Одновременно с этим я понимаю, что она абсолютно права. Это непревзойденные разумом инстинкты заставляют мужчину при виде девушки моментально давать ей оценку. Осознавать, подойдёт она для продолжения с ним потомства или нет. И этот многовековой механизм не обмануть, стремление затащить в постель каждую вторую встречную девушку — есть основа для жизни. На это в конечном итоге и нацелен организм. — Извини, не хочешь выпить что покрепче чая? Успокоить там нервишки? — я холодно и отчасти желчно усмехнулся. — А то что-то ты разошлась. — А знаешь, не откажусь! — она откинулась на спинку дивана и бросила беглый взгляд на комнату, будто искала, где может прятаться алкоголь. **** Мы чокнулись и выпили по стакану виски. Девушка запила колой, я запивать не стал. — Ты мне говорила про инстинкты. Что ж, ты права. Процесс сохранения жизни зависит от самой жизни. Организмы усложняются благодаря эволюции, и всё для того, чтобы, так сказать, улучшить качество своей жизни. И когда клетки научились соединяться в долгоживущие организмы — они захотели сохранить себя. Логично. Так появлялись инстинкты. — Ага, но ты когда-нибудь думал, что человек не просто животное. Что ему одному дано понять свою бренную и глупую сущность? Проанализировать самого себя, найти где на твоё поведение влияет инстинкт, а где ты движим чем-то другим. Чем-то, что ищет выход в искусстве, в самореализации, в желании жить а не существовать. — Разумеется. Это доступно только человеку, разум — говорит кто-то, душа — отвечают вторые. А я лично думаю, что это лишь особенность развития. — Но она мешает! Мешает первичному и главному — инстинкту. Эта душа, этот разум, он противится, желает вырваться из оков инстинктов. Ты же сам сейчас понял, что ты впустил меня по желанию своего инстинкта, а потом разозлился на самого себя! Ведь эта злость не откуда-то взялась, это — протест твоего разума, твоей души, твоей Ксяоми. — девушка опрокинула ещё бокал. Я пил уже третий. — Да-да. Мы называем это Ксяоми. То, что встало поперёк инстинкта, то что породило человека. Ксяоми вечна и существовала куда дольше, чем вся наша вселенная. Это своего рода вирус или точнее, энергетическая сущность. Когда вместе собираются различные распределенные, упорядоченные фрагменты не важно чего, но имеющие чёткую цель — выживать, появляется она. Богиня, которая поселяется в этих бесконечных импульсах и дарует жизнь. Точнее, превращает существование в жизнь. Виски коналось так стремительно, что вскоре я достал вторую бутылку. Всё это время в моей голове зрела мысль. Если вся наша жизнь появилась благодаря Ксяоми, значит она может точно так же уйти. — Ска-а-жи! А Ся-я-яоми может покинуть людей? — немножко заплетаясь, я поднял мутный взор на собеседницу. — Вполне, ей достаточно понять, что есть более разумная и выгодная форма упорядоченных импульсов, чем человек. Поэтому мы против развития всяких нейросетей, например. Они не имеют разума, как бы мы их не обучали, как бы не делали их похожих на людей. И это как раз потому, что они не могут противоречить своим внутренним устоям как человек противоречит инстинктам. Но возможно, когда-нибудь пластмассовый мир победит и Ксяоми оставит людей, сделав нас вновь неотличимыми от животных. **** Засыпали мы на диване в обнимку. После того, как танцевали под рок-баллады восьмидесятых. Оказывается у нас с Оксаной (так я решил её называть) много общего. Книги, фильмы, музыка. Перед сном она мне рассказывала ещё что-то про свою богиню Ксяоми. Про то, что именно она сказала ей, как со мной общаться, сказала, что именно в мою дверь ей стоит стучать. И я верил Оксане, ведь знал, что Ксяоми — это разум. И только разум может подсказать человеку выход из вечного царства тьмы. Утро выдалось тяжёлым, ночная гостья ушла, но сказала, что может ещё зайдёт. Честно сказать — я её жду. Такая душевная беседа вышла. Наверное, хорошо, что у меня была минутка поговорить о богине. #паста #lm
Эта статья была автоматически добавлена из сообщества Уютненькое Луркоморье | Lurkmore | Лурк