Everything.kz

Анонимно, пожалуйста.

Анонимно, пожалуйста.
Анонимно, пожалуйста. Я 20 лет уже работаю в мэрии. Здесь я главный! Без преувеличений. Должность у меня, конечно маленькая, но без меня, весь чиновничий аппарат, поверьте, просто встанет - падет кверху лапками. Я - сантехник! Что только я не перевидал в казенных стенах за свои трудовые будни. Каких только историй не случалось. С утра комедия, в антракте слезы, в обед балет. В театр можно не ходить. Вы, возможно, подумаете, что я мог видеть кроме километров труб и вентиляции? Ха-ха! Никто не знает столько чужих тайн, как мыши и сантехники. И это истина. Спросите у любого. Уважением со стороны столоначальников к моей персоне я тоже не обделен. К примеру, если воды нет в кране, то только по имени-отчеству обращаются ко мне, а если санузел забился, так еще с поклоном и приплясывая. Да что я скромничаю, мы с мэром даже трусами обменялись один раз. Не верите? Я расскажу вам про этот случай, все как было, без утайки. Занесла меня судьба после окончания техникума в оазис молодости и красоты - в город на Каме. Еще не сойдя с перрона, осмотревшись по сторонам, я понял: это мое, здесь я хочу жить. С трудоустройством тянуть я тоже не стал, не люблю бездельничать, буквально через недельку устроился по специальности сантехником в мэрию. Я очень был рад этой вакансии. А что? Система новая. Течей нет. Мой предшественник, Петрович, мне все показал и объяснил. Не работа, а праздник. Но без замарочек не обошлось. Буквально на второй день ко мне с криками влетел один из чиновников. - Ты что натворил? Ты год жизни у нас отнял! Под суд пойдешь, скотина! - Я...я…что произошло-то? - запинаясь пытался выяснить я, прячась под стол. Причину столь эмоционального нападения я узнал позже от местного Айболита, приставленного блюдить за здоровьем чиновника. Как он мне рассказал, температура воздуха в кабинетах в тот день поднялась на 2 градуса выше предписанного, а это большая беда. Дело в том, что изменение даже в + 1 градус ускоряет обменные процессы в организме и запускает механизм старения человека. Вот так вот из-за оплошности я отнял у людей несколько часов бесценной жизни. Следующий казус не пришлось долго ждать. Придя в понедельник на работу, я обомлел от происходящего. Все бегают туда-сюда, словно в муравейнике. Руками машут, что-то не разборчиво бурчат. У всех глазища, как у кита на нересте. А одна группа в серых пиджаках, ну совсем одурели: встали кольцом вокруг клозета, плачут, рвут папки с документами и суют их прямо в унитаз. Я им кричу: - Вы что делаете, ироды, вы мне канализацию забьете! А они мне в ответ, рыдая: - Проверка едет, ревизор, мать его, помогай давай! В общем, подкинули они мне работенки. Я до утра чистил трубы. Потом, кстати, не один раз такое повторялось. За все время у меня целый архив скопился утопленных бумажек. Я в них ничего, конечно, не смыслю. Там одни цифры, да графики, но все до единой бумажонки я сохранил. Возможно, для истории сгодятся. В музей, к примеру, отдам или дяде-прокурору. Я еще не думал об этом. Так что, работенка оказалась у меня не мармелад. Как я все эти минусы при трудоустройстве мимо ушей пропустил, я не знаю. Предполагаю, Петрович мог слукавить или умолчать, не без причины. Но особо-то я не отчаиваюсь. Все сложности в работе втройне покрывали радости ночных дежурств. Ждал я их с нетерпением. Как только солнце уходило в зенит, я спускался к площади - это здесь, недалеко от мэрии. К вечеру там полгорода собирается. Шансов подцепить одинокую красавицу у меня особо-то не было, я прямо, так сказать, неказист, если бы не одно «но». Когда при знакомстве речь доходила до вопроса где я работаю, вот тут-то я и доставал свой козырь. Я выпрямлялся в стойку и высоко задрав голову, выждав небольшую паузу, с деловитым тоном отвечал: - Я работник мэрии! Все после этих слов дело было сделано. Девушки уже по-другому начинали на меня смотреть. Иногда, конечно, очень редко, они интересовались: а кем я работаю. Но здесь-то я давал волю своему воображению, представлялся то начальником образования, то главным по здравоохранению. И знаете, верили, ни разу не подвела схема. В довесок я им еще экскурсию устраивал по мэрии. Ключи-то у меня от всех кабинетов имеются, по службе положено, мало ли где там потоп начнется, или воздух с батареи потребуется спустить. Ох...что мы только не устраивали на этих прогулках. Сейчас как вспомню, даже немного стыдно становится. И голышом в догонялки по коридорам бегали, и в секретаршу на приеме играли, и это только самые безобидные забавы из всего списка. А самым любимым моим занятием было молча лежать в обнимку с незнакомкой на крыше мэрии и считать звезды. В те сладкие минуты, скажу я вам, забывались все тяготы моей жизни. Но, как это ни печально, с первыми лучами солнца мой праздник заканчивался. Я поспешал выпроводить свою возлюбленную, убирал все признаки ночного веселья и спускался на свое рабочее место в подземелье. Но однажды все пошло не по плану. В тот день я как обычно вышел прогуляться. На площади познакомился с очередной дамой сердца, Любой из мясного отдела, а через минуту мы уже сидели с ней в кабинете градоначальника. Время мы зря не теряли, я ее полночи в космос запускал. А потом, как так получилось не могу понять, я буквально на секунду закрыл глаза и мной овладел Морфей. Проснулся я от шума. В метре от меня, у стола, кто-то дико рычал и хрипел. Волк, подумал я, и перед глазами пролетела вся моя жизнь. Я обмяк. Но откуда ему здесь взяться, начал успокаивать я себя, боясь потерять сознание. В этот момент в темноте сверкнуло два, нет, три ока. Зверюга явно был не один. Судя по завыванию второго, между ними шла ожесточенная борьба. Спасла меня армейская подготовка. Я сделал глубокий вдох, нащупал на полке самую толстую книгу и метнул ее в сторону хищника. Зверь затих. Не теряя ни секунды, я подхатил вещи и голышом на пару с Любой ринулся к выходу. Как мы бежали по лестничным пролетам вниз я не помню. Оказавшись в своей подсобке я выдохнул. Все обошлось. Выпроводив Любашу, которая спросонья так ничего и не поняла, я засобирался. С минуту на минуту должен был прийти мой сменщик. Я одел рубашку, потянулся за семейниками и остолбенел. А трусы-то не мои! У меня черные в горошек, а эти белые с сердечками. Что за чертовщина? Может, Любины? Перепутал впопыхах? Задавал я вопросы сам себе. Все точки над «и» расставил мой напарник. Забежав ко мне в подсобку, он буквально с порогу заорал: - Ты знаешь..там...это...там ..на мэра нападение было...ничего серьезного..говорят …испугом отделался... весь город на ушах Я невольно улыбнулся и, не сказав ни слова, отправился домой. Да, те белые семейники с сердечками я сохранил. Возможно, для истории сгодятся. В музей, к примеру, отдам. Я еще не думал об этом.
Эта статья была автоматически добавлена из сообщества Набережные Челны Онлайн