Everything.kz

Загадки пинского морга. Зимой там пропал труп, а сейчас выдали тело не того человека

Загадки пинского морга. Зимой там пропал труп, а сейчас выдали тело не того человека
Загадки пинского морга. Зимой там пропал труп, а сейчас выдали тело не того человека Зимой из морга в Пинске загадочным образом пропало тело 37-летней женщины — завели уголовное дело, искали-искали, но до сих пор вестей об умершей нет. С десяток дней назад произошла еще одна странная история: родственникам умершего мужчины отдали не его тело. Семья провела похороны, а потом вскрылась правда — пришлось менять неправильного покойника на верного. Журналистов Onliner удивили такие инциденты в одном и том же месте, поэтому мы отправились выяснить, что же происходит в пинском морге и почему случаются странности с телами умерших. «Думают, наверное, что сбежала. Ужас! Мне свидетельство о смерти выдали…» 30 января в одной из больниц Брестчины умерла 37-летняя Александра, жительница Лунинецкого района. За несколько лет до этого у нее выявили неизлечимую инфекцию, а потом наложился еще и туберкулез. Женщина лежала в больнице недалеко от Пинска, в последние дни своей жизни она уже не могла говорить и ходить. За телом Александры в пинский городской морг приехала ее сестра Юлия, которую там ждал неожиданный поворот событий: сотрудники морга ответили, что труп пропал. Куда? Непонятно. Издание «Медиа-Полесье» в начале февраля писало: 29 января родственникам сообщили, что Александру нужно забрать домой, ее выписывают. Но семья решила не спешить: решали вопрос с местом ее проживания. На следующий день им снова позвонили: Александра умерла. Родственники стали организовывать похороны. Выкопали яму на кладбище, купили гроб и через два дня после смерти Александры поехали за ней в Пинск. Им выдали свидетельство о смерти, но тела не было. Сестра умершей Марина признавалась, что у нее в тот момент началась истерика, а в морге — разборки. «Вызвали милицию в морг. Обыскали все, тело не нашли. Они же думают, что тело встало и пошло! В последнее время сестра так высохла, что было не узнать… Даже если бы жива была, сама бы не встала и не ушла. Заявление в милицию я не написала. Они сказали, что не надо. Говорили: не волнуйтесь, дайте время. Но уже неделя прошла, а они все тянут. Общалась с работником морга, который тело принимал. Он его видел. Но куда пропало? Поеду в прокуратуру. Я этот вопрос так не оставлю. Хочу по-человечески ее похоронить, — говорила Марина изданию в феврале. — Дня четыре назад искали по деревне, по бомжам. Я позвонила в Пинск, спросила, почему среди живых ищут. Думают, наверное, что сбежала. Ужас! Мне свидетельство о смерти выдали…» Мужчина умер в больнице, а семья узнала об этом только через неделю, когда позвонила в милицию Позже появилось сообщение от Следственного комитета. Возбудили уголовное дело по части 1 статьи 347 УК («Надругательство над трупом или могилой, либо похищение трупа, либо похищение предметов, находящихся в захоронении»). Юлия рассказала Onliner, что на момент подготовки материала следственные действия еще ведутся. Женщина дала подписку о неразглашении, поэтому ничего о ходе следствия сказать не может. Но она не может себе представить, куда могло деться тело ее сестры и почему следователи до сих пор не могут его найти. «Сказали, что наш родственник находится в морге, а мы похоронили чужого человека» Вторая история с пинским моргом случилась совсем недавно. В пинской городской больнице после инсульта умер 62-летний мужчина. Его племянница Жанна рассказала Onliner, что в морге перепутали тело, и семья сначала похоронила совсем другого человека. Умерший Юрий Галушко жил на даче в деревне Радовня Ивановского района. Все его близкие родственники живут в Минске. — 28 апреля у него случился инсульт. Его нашли на улице, завезли в ивановскую больницу, но вроде как мест в их реанимации не оказалось, поэтому перевезли в неврологическое отделение пинской центральной больницы. Он там лежал, ничего не ел — нас туда не пускали из-за коронавируса, все это время мы не видели дядю, только передавали ему подгузники, воду и все такое, — начинает рассказывать Жанна. Последний раз племянница видела своего дядю 14 мая, просила медсестру, чтобы дала поговорить с ним хотя бы по телефону. Но мужчина говорить уже не мог. — 17 мая в шесть утра позвонили из Пинска и сказали, что дядя умер. Мы отказались делать вскрытие, потому что знали насчет инсульта, и приехали в райцентр всей семьей. Нам выдали справку [о смерти], но даже не сказали, что надо идти в морг. Мы же не каждый день кого-то хороним и не знаем, что делать в таких ситуациях. Мы сразу связались с ритуальной службой Иваново (по месту жительства дяди), договорились, что похороны пройдут во вторник, 18 мая. Заплатили за то, чтобы ритуальщики сами забрали тело из морга и привезли его хоронить, — рассказывает минчанка. Тело привезли в четыре часа дня к даче в Ивановском районе. В тот день был сильный ливень. Родственники умершего попросили открыть гроб — говорят, что получили встречный вопрос «А смысл?». — Он открыл — мы были в шоке. Голова и лицо были обмотаны бинтами, как кокон. Все остальное — руки и ноги — было открыто. Дядя был высокого роста, как и человек в гробу. Правда, довольно худой, но он же в больнице долгое время ничего не ел. Мы были шокированы и не знали, что делать. Ритуальщики сказали, что это «криминальный труп». Нас это удивило, ведь дядя умер от инсульта, — говорит Жанна. Тем не менее второпях из-за дождя и приближающегося вечера родственники повезли гроб с телом на кладбище. В деревенской часовне священник провел отпевание покойного. — Ритуальщики запретили нам снимать бинт, хотя мы хотели посмотреть, кого хороним. Они не дали этого сделать, сказав, что мы потеряем сознание от увиденного. Прошли отпевание и похороны, но чуйка была какая-то, будто чужой человек, — вспоминает женщина. Мертвая женщина более двух лет пролежала в квартире при горящем газе Вечером вторника она с семьей вернулась в Минск, а наутро позвонила в пинскую больницу и спросила, были ли у ее дяди повреждения на лице и голове. Там ответили, что шрамов или чего-то подобного не было. — Я позвонила его дочке и рассказала обо всем. А ритуальщики, кстати, оставили нам чек с их мобильным номером. Моя сестра набрала по номеру, и там сказали, что наш родственник находится в морге, а мы похоронили чужого человека, — вздыхает Жанна. Семья поехала в Пинск забирать настоящее тело Юрия. Вызвали милицию и следователей. Дальняя родственница умершего была на обоих похоронах. Она вспоминает, что происходило и как закрадывались сомнения. — Конечно, мы сказали открывать гроб, но он выглядел как мумия: лицо было забинтовано гипсовой повязкой. Дочка и жена заплакали, а мы все говорим: может, действительно не он? Кто возмущался вслух, кто про себя, но была спешка из-за дождя: тело могло промокнуть. Гробовщики закрыли гроб, дошли до деревенского креста, а дальше, на кладбище, поехали на машинах. Дождь был сильный. Кто говорил, что плачет природа, кто — что Юра, мол, не хочет прощаться, — говорит женщина. — Завезли в часовню, а потом все же стали искать какие-то опознавательные знаки, потому что по лицу определить человека было нельзя. Кто-то сказал, что у него на руке был шрам. Стали крутить руку и… нашли шрам. Друзья Юры тоже посмотрели на руки и сказали, что это его. Но все равно все были в каком-то непонятном состоянии: Юра или не Юра, лица ведь не видно… Ну и все, закопали. В этих местах есть традиция на следующий после похорон день идти и «будить» покойного на его могилу. Близкие и друзья с утра идут на кладбище, приносят на место воду и поминают умершего. — Юра обычно вставал рано, поэтому его пошли будить часов в восемь, — рассказывает местная жительница. — Видно, после этой «побудки» они все равно остались в неведении: похоронили, а кого — неизвестно. Собрались и поехали в Пинск. В четверг утром мне позвонила жена Юры и сказала, что мы похоронили совсем другого человека. Настоящие похороны Юрия прошли в четверг. На них уже пришли только пять человек: многие разъехались. — А того человека, говорят, похоронили в среду. Видно, позвонили его родственникам, чтобы забрали. Работали криминалисты и милиция, — заключает женщина. — В деревне говорили, что в шесть вечера приехали милиция и ритуальщики, выкопали гроб и забрали. — Батюшка говорил, что это не первый случай в морге, когда путают людей, — говорит племянница умершего. Оказалось, что фамилии покойных были похожи: у родственника Жанны — Галушко, а у другого человека — Глушко. — При выяснении с милицией оказалось, что справка о смерти осталась в деревне, а морг выдал ритуальщикам тело без единого документа, — говорит Жанна. — Мы не знаем, что делать дальше, чтобы таких ситуаций не повторялось. У семьи такое горе, но мы даже не смогли нормально попрощаться с человеком. Моя мама — сестра дяди — до сих пор не может отойти от этого стресса. И я как зверь в клетке, просто шок. Разговоры у морга: сотрудники молчат о происходящем, как партизаны Пинское патологоанатомическое отделение находится прямо возле местной больницы. Кругом зелень, пение птиц, возле здания морга спокойно играют дети. О том, что это не обычный городской двор, свидетельствует лишь подъехавшая машина с гробом. Санитар морга с каменным лицом курит в дверях учреждения: он трудится тут 15 лет и считает свою работу обычной, как профессия каменщика или продавца. Мужчина средних лет рассказывает журналистам, что такого в его отделении случиться не могло. — У нас такого не было, чтобы перепутали человека, — начинает отрицать он. — У нас все хоронятся с открытыми лицами. Все убеждаются, что это именно их родственник, даже если его хоронят в герметичном пакете. Я исключаю, что такое могло быть. Во-первых, люди сами приходят [в морг] и прощаются. Да, иногда кто-то путает, а потом признает, что это именно его родственник, но они стоят и вместе с телом едут на кладбище. Также он ни слова не рассказывает о том, что произошло с пропавшим зимой телом. Говорит, во всем разбирается милиция, а на входе стоят камеры видеонаблюдения (как выяснилось позже, их установили только после инцидента). Про загруженность работой санитар говорит: то пусто, то густо, иногда привозят нескольких человек, иногда — десятки. В целом работник морга несловоохотлив и отвечает журналистам так, будто он на допросе. Что происходит с аккаунтами умерших людей в соцсетях? Сотрудник ритуальной службы, который пожелал остаться неизвестным, говорит, что в день, когда из морга пропало тело женщины, был на выходном. Он заверил, что о пропаже трупа знает только то, что официально озвучивал Следственный комитет. Спрашиваем о втором случае, когда в морге перепутали людей. — Да такое бывало и в Бресте, и в Ивацевичах недавно было. Обстоятельства бывают разные, но вы посмотрите реальную смертность — и все поймете. Нагрузка очень большая, — скупо выдавливает он. Женщина, которая работает в магазине ритуальных принадлежностей неподалеку, более отчетливо вспоминает события зимы. Говорит, что после пропажи трупа сюда приехало много следователей и милиционеров. — Можно ли просто взять и вынести тело? Думаю, что через центральный вход — никак. Я же не знаю, что и где находится в морге. Я считаю, что все могло произойти только с подачи кого-то: мне кажется, кто-то из морга знал, но молчит. Оно же не могло раствориться! Сторожи тут работают круглые сутки, — рассуждает она. — Следователи после случившегося проверяли даже канализационные люки, потом ходили и ставили на них крестики — отметки, что проверили. Ходили тут месяц, а потом как-то все стихло. Свидетелями вызывали в том числе и наших сотрудников, которые занимаются именно похоронами. Но в те дни, когда она пропала, у нас вообще не было похорон. Единственное, что я сейчас знаю, — это что труп женщины не нашли до сих пор. Все сотрудники морга молчат, ничего не рассказывают даже по секрету: никто же не хочет терять рабочее место. И на детектор лжи ведь всех вызывали! Пинчанка удивлена, что спустя четыре месяца тело до сих пор не нашли: это же не иголка в стоге сена. Официально: «Без комментариев» В пресс-службе УСК по Брестской области ответили, что «вся информация публиковалась на официальном сайте Следственного комитета», актуальных данных нам не сообщили. «Пинский межрайонный отдел Следственного комитета возбудил уголовное дело по части 1 статьи 347 УК („Похищение трупа“). Санкция статьи предусматривает наказание в виде штрафа, или ареста, или ограничения или лишения свободы до 3 лет. По уголовному делу следователями во взаимодействии с сотрудниками милиции проводятся следственные действия и оперативно-разыскные мероприятия», — говорилось в сообщении СК. Заведующий Пинским межрайонным патологоанатомическим отделением Вячеслав Махновец тоже был краток. — Без комментариев, — сказал он журналисту Onliner. Источник:onliner.by
Эта статья была автоматически добавлена из сообщества Бесплатная Беларусь