Everything.kz

Цесаревич Алексей мог стать лучшим царём за всю историю России

Цесаревич Алексей мог стать лучшим царём за всю историю России
☆☆МУКЛЫ☆☆
Цесаревич Алексей мог стать лучшим царём за всю историю России у Алексея Николаевича уже к 12 годам проявились многие качества, которые пришлись бы очень кстати правящему монарху и могли обеспечить ему любовь подданных. Близкие отмечали, что Алексей был очень отзывчив и чувствителен к чужому горю. Это неудивительно, ведь самому ему с младенчества пришлось прочувствовать на себе и боль, и отчаяние, и несовершенство мира. Широко известны воспоминания фрейлины Софьи Офросимовой, в которых она пишет, что цесаревич, столкнувшись с несправедливостью, иногда восклицал: «Когда я буду царем, не будет бедных и несчастных, я хочу, чтобы все были счастливы». Проблемы со здоровьем начались у Алексея ещё с двух месяцев, когда открылось тяжёлое кровотечение из пупка, которое никак не хотело останавливаться. Впрочем, в этом возрасте мальчик просто ничего не понимал, но гемофилия не собиралась отступать и дальше. Больнее всего давались кровоизлияния в суставы, когда жидкость, скапливаясь в локте или колене, с одной стороны, мешала сгибать или разгибать конечности, а с другой, давила на нерв. Из сильных обезболивающих в ту пору существовал только морфий, но делать из ребёнка наркомана тоже не было выходом, поэтому Алексей просто терпел до тех пор, пока не терял сознание. Неудивительно, что, отлично зная боль и страдания, с которыми ничего нельзя поделать, мальчик пытался справиться хотя бы с проблемами, имевшими решение. Так Анна Вырубова вспоминала, как ещё в детстве он заставил родителей взять обратно поварёнка, которого по какой-то причине уволили, потому что тому пришлось бы остаться без жалования и средств к существованию. Такой совестливый царь мог бы сделать для народа много пользы, прямо как герой знаменитого произведения Марка Твена «Принц и нищий». Больше всего на свете Николай II хотел бы просто воспитывать сына, а не вот это вот всё... Однако императорам приходится жертвовать семьёй во имя государства. В результате всё детство, точнее ту его часть, когда он был здоров, Алексей провёл либо с матерью и сёстрами, либо с «дядькой» (боцманом Императорской яхты Деревенько) и его двумя сыновьями, с которыми он общался абсолютно запросто, как с равными. Позже государь нашёл для цесаревича отличного воспитателя Пьера Жильяра, да и сам старался находить возможность, чтобы преподать какой-нибудь урок. Причём речь шла не столько об учебных предметах (хотя и их Алексей тоже усердно изучал), сколько об общении с людьми и «науке царствовать». Так при ненавязчивом участии француза Жильяра цесаревич отказался от обычая обязательного для простолюдинов коленопреклонения перед ним. Наставник помогал и привить мальчику дисциплину, и не потерять голову перед сладкими речами льстивых подданных. Вообще цесаревич любил оказаться в среде простых людей, в том числе и не знавших, кто он такой. Они с Жильяром, порой, совершали поездки по округе, и любознательный Алексей обращался к крестьянам на поле или просто встретившимся людям с какими-то распросами, узнавая жизнь за пределами дворца. Особой наукой для него стал 1916-ый год, который он почти целиком провёл в Ставке вместе с отцом. На военных советах ефрейтору Алексею Романову места, конечно, не было, зато цесаревич запросто общался с солдатами Сводного полка, с удовольствием питался их пищей, посещал госпитали. Работавшая сестрой милосердия в Царскосельском лазарете Клавдия Битнер вспоминала, как цесаревич, отвечая на вопрос, что бы он сделал если бы возглавил государство, сказал: «Устроил так, чтобы я больше знал о том, что делается кругом». Из него действительно мог бы выйти хороший царь...
Эта статья была автоматически добавлена из сообщества ☆☆МУКЛЫ☆☆