Everything.kz

"Орудия мирного труда Древней Руси" Часть 8.

"Орудия мирного труда Древней Руси" Часть 8.
СЛАВЯНЕ
"Орудия мирного труда Древней Руси" Часть 8. #Цикл@slaviane #История@slaviane #Русь@slaviane Предыдущий пост цикла: Часть 7 Одной из важных задач в изучении древнерусского ремесла является решение проблемы взаимоотношения городского и сельского производства. Известно, что Б.А. Колчин полагал, что продукцией деревенских кузниц был т.н. некачественный инвентарь (сошники, лемех, мотыга и т.п.) и прочие несложные поковки. Качественные орудия труда, инструменты и прочие изделия, изготовленные с применением сложных сварных технологий, деревенский смерд получал по линии свободного обмена от городского специализированного ремесленника (Колчин 1953, с. 190—193). Подобного взгляда придерживался Р. Плейнер, который изучал остатки кузнечного производства, ассортимент и технологию изготовления изделий на поселении XIII в. в Мутеёвице (Средняя Богемия) и пришел к выводу, что деревенское и городское кузнечное ремесло экономически социально и технологически резко различались (Pleiner 1979, s. 400—402). Однако изучение ассортимента и технологических особенностей кузнечной продукции из южнорусских сельских поселений домонгольского времени (X —XIII вв.) показало, что вопрос этот не столь однозначен, как кажется. Автором статьи были исследованы 350 кузнечных изделий из поселений Черниговщины (Автуничи, Лесковое, Очеретяная гора) и Каневщины (Григоровка, Бучак, Ревутово) (Вознесенская 1999, с. 119; 2003, с. 104; 2005, с. 219). При составлении репрезентативной коллекции для исследования учитывалось, что древнерусские поселения неоднородны по своему социально-экономическому содержанию, также имеют свое значение хронологические рамки их существования. Таким образом, была представлена продукция больших владельческих сел княжеско-боярского круга — Григоровки, Бучака, Лескового, материальная культура которых в известной степени имеет городской характер (Петрашенко 2005, с. 145—148, 155, 170—171; Моця 2003, с. 193; Шекун, Веремейчик 1999, с. 64—65); типично сельского поселения Автуничи (Моця 2003, с. 196) и небольшого рядового поселения Ревутово (Петрашенко 2005, с. 155). Сравнительный анализ данных показал безусловное преобладание цельнометаллических конструкций (цельножелезные или цельностальные изделия) в кузнечной продукции как южнорусского села, так и города. Это соотношение верно как для периода X—XI вв., так и для XII—XIII вв., что установлено при анализе кузнечных изделий из хорошо датируемых объектов и слоя. Вторичная цементация готовых изделий употребительна в кузнечном производстве и села, и города как X—XI вв., так и в более позднее время. В общем объеме кузнечных технологий ее удельный вес невелик и падает он, вероятно с XIII в., когда резко возрастает масса кузнечных изделий с наварными стальными лезвиями. Принципиальной разницы в использовании сварных конструкций (изделий, выполненных по схеме трехслойного пакетирования и наварки стальных лезвий) в кузнечном производстве города и деревни нет. Обращает на себя внимание то обстоятельство, что технология трехслойного пакетирования, в основном применявшаяся в кузнечной технике X—XI вв. в южнорусских поселениях встречается даже чаще, чем в городе. И это в эпоху раннего феодализма, когда деревня жила натуральным хозяйством, товарное производство было развито очень незначительно, и связь города с деревней оставалась слабой. Источники: - Колчин Б.А. Черная металлургия и металлообработка в Древней Руси (домонгольский период) // МИА. — М., 1953. — № 32. - Pleiner R. Die Technik des Schmiedehandwerks im 13 Yahrhundert im Dorf und in der Stadt // Geschichtswissenschaft und Archäologie. Vorträge und Forschungen. — XXII. — 1979. — S. 393—402. - Петрашенко В.А. Древнерусское село. — К., 2005.
Эта статья была автоматически добавлена из сообщества СЛАВЯНЕ