Everything.kz

«Он не выживет, избавляйся». Омичка не может вернуть собственного ребёнка, котор...

«Он не выживет, избавляйся». Омичка не может вернуть собственного ребёнка, котор...
«Он не выживет, избавляйся». Омичка не может вернуть собственного ребёнка, которого её заставили бросить Девушка отдала ребёнка в дом малютки, но теперь требует вернуть его обратно. Историю девушки рассказала правозащитница Алеся Григорьева. Ей поступил звонок от молодой мамы Людмилы, которая сообщила, что её вынудили отдать ее новорожденную дочь в дом малютки. Сейчас девушка пытается вернуть ребёнка обратно, однако пока ей не удаётся это сделать. Более того, администрацией БУЗОО «Специализированный дом ребенка» был направлен иск в адрес матери о лишении её родительских прав. Суд состоялся вчера, 21 июля. И лишь благодаря вмешательству общественности, родительских прав девушку пока не лишили. Но обо всём по порядку. Людмила сирота и с 11 лет воспитывалась в детском доме. «Обычно выпускники детского дома, чтобы вы понимали, впервые видят сырую курицу и не знают, что с ней делать. И, конечно, когда в доме появляется ребёнок, они тоже к этому не готовы, в принципе, как и любая женщина, любая мама. Но в нормальных семьях рядом есть близкие, которые передают свой жизненный опыт. Здесь такого не происходит, поэтому может быть катастрофа», — рассказывает Алеся. У Людмилы есть своя квартира. И по мнению общественницы, главной причиной, по которой органы опеки могут забрать ребёнка — это бардак в доме, «несмотря на то, что воспитание ребёнка — это далеко не чистота, а совсем другие качества». Однако в квартире девушки оказалось очень чисто и убрано. «Она чистюля, стирает руками, у неё чистый пол, окна. Единственное, в доме в момент проверки было очень много вещей, потому что её напугали органы опеки и попечительства, что у ребёнка должны быть всё необходимые вещи. Вот она и накупила одежды от нуля до армии», — пояснила правозащитница, отметив так же, что вещи были в том числе и для мальчика, так как Людмила готовилась к рождению сына, но родилась в итоге Мирослава. Активисты в итоге убедили молодую маму, что такое количество вещей просто не нужно, поэтому часть из них отдали в Серафимо-Вырицкую обитель, где их приняли с большой радостью, отметив, что все вещи в хорошем состоянии. «Когда мы знакомились с иском, обратили внимание на то, что основания для лишения родительских прав, которые указаны в законе — жестокое обращение, опасное положение семьи, ненадлежащий уход и воспитание, даже не прописаны. Формально, они обращаются с иском исключительно потому, что закончился срок пребывания ребенка в доме малютке», — Поясняет Григорьева. Как ребёнок оказался в доме малютки По мнению Алеси Григорьевой женщину начали вводить в заблуждение ещё в роддоме. «Ей там сказали, что ребёнок недоношенный и убедили написать заявление о помещении его в отделение, где лежат тяжёлые детки. Но ребёнок родился [весом] 3 200 кг, 52 см. Это очень даже доношенный малыш, тем более для девочки-первородки. И уж явно это не может быть основанием для того, чтобы помещать ребёнка в лечебное учреждение», — рассказала Алеся. Мирослава родилась 10 марта, в итоге только 13 апреля Людмила смогла забрать её домой. Однако на этом проблемы девушки не закончилась. Работодатель Людмилы Тамара заставляла девушку сдать ребёнка обратно. «Она украла у неё телефон, соответствующее заявление направлено в Следственный комитет. Эта работодательница пришла к ней и сказала: «У тебя там ребёнок, ты его не выкормишь, он у тебя не выживет, от него избавляйся». Потом сама вызвала соответствующие органы», — рассказывает Алеся. С первой попытки забрать ребёнка не получилось, но на следующий день девушка отдала ребёнка в дом малютки на один месяц. За это время девушка должна была поправить своё положение. Спустя месяц молодой маме не отдали ребёнка, ей не давали с ней увидеться, гулять и даже общаться. По бумагам, органы обратились в суд из-за того, что Людмила не пришла в дом малютки спустя месяц. «Как будто бы она его оставила в детдоме, хотя она прекрасно знала о том, что ему там уход предоставляется. Но, со слов Людмилы, на неё оказывали давление, её выгоняли из детского дома и в лицо говорили, что она никогда своего ребёнка не получит. В данной истории мы усматриваем, что начиная с роддома на неё оказывали давление», — считает Алеся. Корреспондент Om1.ru обратился в министерство здравоохранения Омской области. У них оказалось другая информация. «За все время нахождения ребенка в медицинском учреждении, мать посетила девочку два раза, на телефонные звонки администрации учреждения не отвечала, судьбой и здоровьем ребенка не интересовалась. По истечении срока пребывания ребенка в учреждении, мать дочь не забрала», — рассказали в пресс-службе ведомства. Правозащитники аргументирует это тем, что у девушки был украден телефон в тот момент и она не могла ответить на звонки от администрации больницы. После того, как девушка обратилась к правозащитникам, они пошли разбираться в министерство здравоохранения и министерство образования. В итоге представители министерств пошли навстречу девушке и было определено, что претензий к матери нет. Алеся нашла благотворительные фонды, которые помогли Людмиле погасить долги за коммунальные платежи. Оказывается, что девушку даже не научили оплачивать счета за квартиру. После к ней снова пришли представители органов опеки, у которых на тот момент никаких претензий по жилищным условиям не обнаружили. По информации, которую нам сообщили в Минздраве, 27 мая 2021 года межведомственная комиссия осмотрела условия семьи Мирославы: «За время пребывания в учреждении ребёнка, гражданка К. не создала в квартире надлежащих условий для проживания, воспитания и развития малолетнего ребёнка». Позже, 4 июня, Людмилу приглашали на общение с администрацией дома малютки, но девушка на встречу не пришла. После этого администрация БУЗОО «Специализированный дом ребёнка» направило исковое заявление в Центральный районный суд города Омска о лишении родительский прав Людмилы в отношении несовершеннолетней Мирославы. На предварительную беседу девушка не явилась. «Мы были уверены, что суд просто не состоится, так как мы выполнили все замечания, но в итоге всё пошло не так. Директор детского дома решил, что у него есть основания не возвращать ребёнка из детского дома. Он требует, чтобы Людмила прошла медицинское освидетельствование. Несмотря на отсутствие диагноза, он настаивает, что будет проводить эту экспертизу, и, если судья откажет в назначении экспертизы, то и судья тоже пойдёт по уголовному процессу, если что-то с ребёнком случится», — рассказала о судебном процессе Алеся. Правозащитница вместе со своей командой собрала доказательства, подтверждающие вменяемость девушки. Они получили характеристики от участкового, соседей, управляющей компании и детского дома, в котором жила Людмила. «Пользуясь тем, что Людмила воспитывалась в детском доме с 11 лет и была прилежной ученицей, у неё подавили любую волю и научили только слушать должностных лиц и выполнять то, что они скажут. Не задавать лишних вопросов и тем более сопротивляться. И вот именно благодаря этому они теперь манипулируют ею, лишают собственного ребёнка. Если бы мы не подключились к этой ситуации, лишение родительских прав состоялось бы уже вчера», — полагает Алеся. Теперь рассмотрение дела перенесено на 19 августа. Людмилу готовят к воспитанию собственной дочери. Она уже прошла школу матерей, а на днях ходила к семье, в которой есть ребёнок такого же возраста, чтобы понянчиться с ним, почувствовать, какого это — быть мамой. Причиной такого поведения врача Алеся считает то, что ребёнка уже пообещали кому-то на усыновление. По словам правозащитницы, девушку с помощью прессинга заставили добровольно отправить ребёнка в дом малютки, откуда его уже бы отправили к новой семье. «Раз ты не пришла в обещанный срок, значит ты отказалась. В доме малютки, по словам доктора, находится около 80 младенцев. И, видимо, ситуация поставлена на поток. В России есть тайна усыновления. Местонахождение усыновлённого ребёнка скрывается законодательно даже от кровных родителей. Большое количество детей, ⅓ усыновлённых в Омской области уезжает заграницу, ещё одна треть — в другие города. Как будто Омская область — поставщик младенцев и детей для всего мира», — рассказала Алеся. Мы хотели пообщаться с самой Людмилой, но она сказала лишь то, что очень хочет вернуть свою дочь Мирославу. В Минздраве рассказали, что 19 июля была организована встреча с Людмилой, где она ознакомилась с медицинской документацией ребёнка, провела фото и видеосъёмку документации и условий содержания ребёнка. Девушке предложили осуществлять ежедневные встречи с ребёнком на улице в сопровождении персонала медицинской организации. «До вынесения окончательного решения суда, администрация учреждения несёт ответственность за ребёнка и не имеет права передавать его кому бы то ни было», — прокомментировала пресс-служба Минздрава.
Эта статья была автоматически добавлена из сообщества Омск Онлайн | Новости | ЧП