Everything.kz

Иней кружевом ветви боярышника оплел,

Иней кружевом ветви боярышника оплел,
Иней кружевом ветви боярышника оплел, твердой стала вода, молочною — неба твердь; заполняет туман и селенья, и тихий дол... "Где твой брат? — говорили они. - Где же он, ответь?" "Я скучаю о нем — обернулся рогожей шёлк; я грущу, и тревожат слух по ночам шаги... Он отправился в горы, к седым ведунам ушёл, тем, что тайны хранят, неведомые другим". Ожерелье лесное, боярышник заалел, и багряный закат над ягодами разлит. Отблеск ягодный на горячей еще земле... "Что же брат твой хотел, что искал на краю земли?" "Уходя за мечтою, плечи он распрямил, на меня и не глянул — заносчив он был и смел. Он желал быть бессмертным владыкою над людьми. Я пытался отговорить его — не сумел". В черном омуте рыбы ходят у родников, чернобыльник глядит, потупившись, на тропу... "Что же отдал твой брат, и жребий его каков? Что же он получил, куда его вывел путь?" "Отдал кровь свою, чтоб добиться, чего хотел, чувства братские на пустое он променял. Стал он вороном, повелителем мертвых тел; будет каркать он век за веком, судьбу кляня!" Раскаленные угли — память свершенных дел, сизый дым залетает в окна, стоит в дверях... "Что смеешься ты, ведь рассказывал о беде? Что смеешься, родного-близкого потеряв?" "Были с братом мечтою общей разделены, подгоняла обоих ревность больней, чем плеть. Власть и силу мне раньше отдали ведуны! А дурак пусть летает — мне ли его жалеть?" Светлана Дильдина
Эта статья была автоматически добавлена из сообщества Недетские сказки