Everything.kz

10 книг, после которых особенно остро ощущаешь своё одиночество

10 книг, после которых особенно остро ощущаешь своё одиночество
10 книг, после которых особенно остро ощущаешь своё одиночество 1. «Осень», Али Смит «Осень» — это роман-коллаж, написанный волшебным поэтическим языком Али Смит. Он соткан из обрывков хаотичных воспоминаний, которые читатель будто бы собирает по крупицам. В отрывистых предложениях, изображающих поток мыслей, писательница рисует разлом времён и неясное будущее Британии после выхода её из Евросоюза. А на фоне этого — единение сердец юной девушки и пожилого человека, свободное от стереотипов и пересекающее целое столетие. Книга пронизана темой искусства, духовности и незатухающей верой в лучшее, и она заставляет читателя совершенно по-новому взглянуть на мир. 2. «Потрясающие приключения Кавалера & Клея», Майкл Шейбон Прославленный роман современного классика, лауреат Пулитцеровской премии, финалист множества других престижных литературных наград, книга десятилетия по версии Entertainment Weekly; «Война и мир» на американский лад — без аристократов, но с супергероями, эпическая история дружбы, любви и одиночества, человеческой трагедии и нового искусства. «Кавалер & Клей» — это творческий дуэт гениального рисовальщика Йозефа Кавалера и его нью-йоркского кузена Сэмми Клеймана, сочинителя с поистине безграничной фантазией. Ученик иллюзиониста Йозеф (на новой родине — Джо) совершает свой первый удачный побег: из оккупированной немцами Праги, в одном гробу с мистическим символом еврейского народа — пражским големом. Джо и Сэм начинают выпускать комикс про супергероя Эскаписта — и чем тревожнее доносящиеся из Европы вести, чем иллюзорнее надежды Джо спасти оставшихся в Праге родных, тем крепче бьет гитлеровцев Эскапист… 3. «Бессмертники», Хлоя Бенджамин 1969-й, Нью-Йорк. В Нижнем Ист-Сайде распространился слух о появлении таинственной гадалки, которая умеет предсказывать день смерти. Четверо юных Голдов, от семи до тринадцати лет, решают узнать грядущую судьбу. Когда доходит очередь до Вари, самой старшей, гадалка, глянув на ее ладонь, улыбается: «С тобой все будет в порядке, ты умрешь в 2044-м». На улице Варю дожидаются мрачные братья и сестра. В последующие десятилетия пророчества начинают сбываться. Судьбы детей окажутся причудливы. Саймон Голд сбежит в Сан-Франциско, где с головой нырнет в богемную жизнь. Клара после встречи с гадалкой с каждым годом все глубже будет погружаться в мечты, желая преодолеть грань между фантазией и реальностью. Дэниэл станет военным врачом, и жизнь он будет вести размеренную, пока не вмешается та самая судьба. Варя посвятит себя изучению проблемы бессмертия, балансируя между наукой и вымыслом. Удивительной глубины роман о связи неизбежности и свободы выбора, о переплетении иллюзии и реальности, о силе семейных связей и силах, их разрывающих. 4. «Время свинга», Зэди Смит Делает ли происхождение человека от рождения ущербным, уменьшая его шансы на личное счастье? Этот вопрос в центре романа Зэди Смит, одного из самых известных британских писателей нового поколения. "Время свинга" — история личного краха, описанная выпукло, талантливо, с полным пониманием законов общества и тонкостей человеческой психологии. Героиня романа, проницательная, рефлексирующая, образованная девушка, спасаясь от скрытого расизма и неблагополучной жизни, разрывает с домом и бежит в мир поп-культуры, загоняя себя в ловушку, о существовании которой она даже не догадывается. Смит тем самым говорит: в мире не на что положиться, даже семья и близкие не дают опоры. Человек остается один с самим собой, и, какой бы он выбор ни сделал, это не принесет счастья и удовлетворения. За меланхоличным письмом автора кроется бездна отчаяния. 5. «Тайное место», Тана Френч Почти год назад во дворе частной школы для девочек обнаружили труп парня с проломленной головой, но дело так и осталось незакрытым. Расследование, проводимое Антуанеттой Конвей, зашло в тупик. А спустя год детективу Стивену Морану приносят снимок убитого с жуткой надписью: «Я знаю, кто его убил». Стивен, который давно мечтает о переводе в отдел убийств, заручается поддержкой Антуанетты, желающей восстановить репутацию, и они тут же отправляются в школу для девочек. Герои оказываются окружёнными милыми на вид, но очень опасными и расчётливыми ученицами, в мир которых им придётся окунуться. Мир, наполненный коварством, интригами и изощрённой ложью, который так умело создала Тана Френч — королева ирландского детектива. 6. «Одна история», Джулиан Барнс «Одна история» — это «проницательный, ювелирными касаниями исполненный анализ того, что происходит в голове и в душе у влюбленного человека» (The Times); это «более глубокое и эффективное исследование темы, уже затронутой Барнсом в “Предчувствии конца” — романе, за который он наконец получил Букеровскую премию» (The Observer). «У большинства из нас есть наготове только одна история, — пишет Барнс. — Событий происходит бесчисленное множество, о них можно сложить сколько угодно историй. Но существенна одна-единственная; в конечном счете только ее и стоит рассказывать». Итак, познакомьтесь с Полом; ему девятнадцать лет. В теннисном клубе в тихом лондонском пригороде он встречает миссис Сьюзен Маклауд; ей сорок восемь. С этого и начинается их единственная история — ведь «влюбленным свойственно считать, будто их история не укладывается ни в какие рамки и рубрики»… 7. «4321», Пол Остер Один человек. Четыре параллельные жизни. Арчи Фергусон будет рожден однажды. Из единого начала выйдут четыре реальные по своему вымыслу жизни – параллельные и независимые друг от друга. Четыре Фергусона, сделанные из одной ДНК, проживут совершенно по-разному. Семейные судьбы будут варьироваться. Дружбы, влюбленности, интеллектуальные и физические способности будут контрастировать. При каждом повороте судьбы читатель испытает радость или боль вместе с героем. 8. «История пчёл», Майя Лунде 1852-й год, Англия. Любитель-естествоиспытатель Уильям Сэведж, отягощенный большой семьей и денежными затруднениями, впадает в депрессию, потому что отказался от мечты своей юности – занятий наукой. Но однажды пробудившись, он решает предпринять новую попытку и изобрести улей для пчел, который прославит его имя и даст достаток его семье. 2007-й год, Америка. Потомственный пасечник Джордж Сэведж мечтает, что его дело продолжит сын, но у того иные планы. В конфликт сына и отца неожиданно вмешивается совсем иная трагедия, куда большего масштаба, чем семейный раздор. 2098-й, Китай. Тао опыляет фруктовые деревья. Пчелы давно исчезли с лица планеты, как и прочие насекомые. Землю накрыл голод. Америка и Европа лежат в руинах, и лишь в Азии теплится организованная жизнь, здесь роль опылителей исполняют бесчисленные тысячи людей, заменивших пчел. Предсказуемую жизнь Тао и ее семьи взрывает несчастье, за которым стоит какая-то тайна. С одной стороны, «История пчел» – это роман о глобальных и необратимых изменениях, которые человек вносит в окружающий его мир. Но не менее важная тема – отношения родителей и детей, связь людей на микроуровне. Что движет человеком, почему он стремится изменить мир? Ответ довольно прост – люди хотят сделать жизнь своих детей, лучше, легче, проще. На протяжении веков люди боролись в первую очередь за своих детей. Мы подобны пчелам, что собирают пыльцу исключительно, чтобы накормить их потомство. Все, что мы приобретаем, создаем, все это на самом деле – для наших детей. Но люди, в отличие от пчел, не работают для коллективного блага, люди разобщены и не способны ограничивать себя. Возможно, мы стремимся дать своим детям куда больше, чем нужно. И все наши стремления к лучшему могут оказаться однажды гибельными. «История пчел» – первая книга амбициозного «Климатического квартета» – тетралогии о месте человека в мироздании и хрупкости баланса нашей цивилизации. Это один из самых громких норвежских романов последнего десятилетия, собравший богатый урожай национальных литературных премий, ставший национальным бестселлером и в Норвегии, и во многих европейских странах. Антиутопия, скрещенная с семейной сагой и философским романом. В 2017-м году книга стала в Германии безоговорочным бестселлером №1, опередив и книги всех немецких авторов, и таких коммерческих тяжеловесов, как новый роман Дэна Брауна. 9. «Сочувствующий», Вьет Тхань Нгуен Вьетнамская война подходит к концу. Падение Сайгона лишь вопрос времени. Это понимают все. Американцы медленно выводят свои войска из страны. Теперь уже бывший президент отдал приказ к отступлению и бежал. Готовится к эвакуации и один из высокопоставленных генералов, мечтавших превратить Вьетнам в цветущий рай с американским образом жизни. Вместе с ним должен покинуть родину и главный герой, самый преданный его офицер, правая рука, а по совместительству двойной агент, работающий и на США, и на СССР. Он, за весь роман ни разу не названный по имени, уже давно перестал различать своих и чужих и никак не может понять, на чьей же стороне сражается. Опустошенный, измотанный нескончаемой бойней, среди разрухи и хаоса он пытается понять, кто же победил в этой войне и победил ли хоть кто-то? Но впереди его ждут еще большие трудности, ведь тот, кто сочувствовал всем, рискует рано или поздно стать для всех врагом. 10. «И повсюду тлеют пожары», Селеста Инг Летом в Шейкер-Хайтс только и говорили о том, что Изабелл, младшенькая Ричардсонов, все-таки спятила и спалила дом… В Шейкер-Хайтс, спокойном и респектабельном городке все тщательно спланировано - от уличных поворотов и цветников у домов до успешных жизней его обитателей. И никто не олицетворяет дух городка больше, чем миссис Ричардсон, идеальная мать и жена. Но однажды в этом царстве упорядоченной жизни появляется художница Мия Уоррен. У миссис Ричардсон - роскошный дом, жилище Мии - маленький "фольксваген-кролик". У одной есть все, но живет она в клетке из правил. У другой нет ничего, но она свободна как ветер. И в то же время, так ли уж далеки они друг от друга? У обеих - дети-подростки, в которых до поры до времени тлеют пожары, и однажды пламя с ревом вырвется и попытается поглотить все вокруг. Столкновение двух миров - порядка и хаоса - окажется сокрушительным для обеих и в то же время подарит новую надежду. Новый роман - это захватывающая история двух семей, в которой много пластов, нет деления на черное и белое, нет деления на героев и антигероев. В книге сплетена сложная сеть - из нравственных принципов, чувств, амбиций, ошибок прошлого. Селеста Инг постоянно меняет ракурс, она подает историю с точки зрения всех участников драмы, и от этого возникает ощущение полного погружения в созданный ею мир, а от детективной непредсказуемости и триллерного темпа кружится голова. #подборка@book
Эта статья была автоматически добавлена из сообщества Другая Литература