Everything.kz

ЦЕЛИ УНИЧТОЖЕНЫ ПО ПРИКАЗУ «КОЛДУНА». Особое внимание в боевой подготовке личног...

ЦЕЛИ УНИЧТОЖЕНЫ ПО ПРИКАЗУ «КОЛДУНА». Особое внимание в боевой подготовке личног...
ЦЕЛИ УНИЧТОЖЕНЫ ПО ПРИКАЗУ «КОЛДУНА». Особое внимание в боевой подготовке личного состава сибирского соединения специального назначения уделяется обучению снайперов «В нашем деле нет мелочей, всё важно – внутренняя собранность и осторожность, аккуратность и терпение, экипировка и качество патронов, умение сделать первый прицельный выстрел, потому что второго у тебя может уже не быть». Особое внимание в боевой подготовке личного состава сибирского соединения специального назначения уделяется обучению снайперов. Цели уничтожены по приказу «Колдуна» – Сейчас побеседуете с «Колдуном», и он объяснит все нюансы, – сказал мне заместитель командира отряда сибирского соединения специального назначения майор Алексей А., когда здание винтовочного артиллерийского полигона (ВАП) было захвачено его подчинёнными. – В каком смысле? – я настороженно и с недоумением посмотрел на офицера и подумал, что, наверное, сибирские спецназовцы с помощью какого-то колдуна привлекают некую потустороннюю силу, чтобы она помогала им одолевать врагов. Правда, мне эта мысль сразу показалась смешной. – Что значит «в каком смысле»? Вам же нужно знать, как действовали снайперские группы при захвате ВАП? – заместитель командира отряда смотрел на меня вопросительно, не отрывая взгляда. – Да, – утвердительно кивнул я, но при этом спросил: – А при чём здесь колдун? Вы бы, товарищ майор, предложили мне ещё с лешим встретиться или с ведьмой. Я смотрел озабоченно в полигонную даль и размышлял про себя: «Боевая подготовка и колдовство – всё это как-то не увязывается… Но, с другой стороны, – думал про себя, – а почему бы и нет? У спецназа столько секретов. Ведь эти парни в лесных чащах, полях и болотах могли при содействии пока что неизвестного мне колдуна поймать или встретить какую-то чертовщину и заставить её работать на себя. Уж кто-кто, а эти могут заставить». Но всё равно мне это казалось нереальным и смешным, хотя чего не бывает. В мире ещё много непознанных, необъяснимых явлений. Теперь офицер всё понял и улыбнулся: – Не бойтесь. «Колдун» – это боевой позывной одного из моих командиров групп. Перспективный молодой офицер. Сейчас он руководит здесь комплексным тактико-специальным занятием по обучению снайперов. Я мог бы и сам вам об этом рассказать, но мне нужно пройти на директрису специальных транспортных средств и проверить там организацию стрельб из «Тигров». Поэтому «Колдун» как руководитель занятия расскажет вам о подготовке снайперов. Потом я ещё подойду, кое-что добавлю. – А-а, ну тогда ладно, – выдохнул я с облегчением. Итак, этого «Колдуна» зовут Александр. Он лейтенант, окончил факультет специальной разведки Рязанского гвардейского высшего воздушно-десантного командного училища в 2020 году. Если посчитать годы его учёбы в военном вузе и срок службы по призыву в качестве солдата, то он в Российской армии уже 6 лет. Женат, сыну около года. «В нашем деле нет мелочей, всё важно – внутренняя собранность и осторожность, аккуратность и терпение, экипировка и качество патронов, умение сделать первый прицельный выстрел, потому что второго у тебя может уже не быть» Три минуты тому назад два снайпера, вооружённые винтовками СВ-98, вместе со своими помощниками, у которых были автоматы Калашникова АК-12, сняли охрану у двухэтажного здания винтовочного артиллерийского полигона, проникли внутрь помещений, перестреляли там всех «боевиков» и освободили заложников. Действиями снайперских пар руководил этот лейтенант. Как сказал заместитель командира отряда майор А., это было комплексное тактико-специальное занятие, и я вам ещё расскажу, как оно продолжилось. А пока что после захвата и зачистки снайперскими парами ВАП наступил короткий перерыв, и я в некотором замешательстве, потому что кое-что в действиях снайперов мне показалось нелогичным, если не сказать непонятным, обратился к «Колдуну»: – Ладно, с автоматами понятно, но вести бой внутри здания, применяя в качестве оружия громоздкие снайперские винтовки? Я смотрел с некоторым недоумением на командира разведгруппы. – А с чего вы взяли, что они там стреляли из СВ-98? У снайпера, кроме винтовки, есть ещё и короткий ствол, – ответил лейтенант. Рука молодого офицера скользнула за пояс, и на ладони Александра появился ПСС «Вул» – бесшумный самозарядный специальный пистолет. – Это очень эффективное оружие для действий в таких стеснённых для манёвра условиях, в данном случае в здании ВАП. У «Вула» малые габариты, большая скорострельность, а специальные 7,62-мм патроны СП-4 способны пробивать бронежилеты, – пояснил командир разведгруппы. – И как вы оцениваете действия своих подчинённых? – спросил я у него. – Задачу по захвату и зачистке здания и освобождению заложников выполнили быстро и, что очень важно, толково, профессионально. Правда, было трудно сразу захватить второй этаж, там очень узкие лестничные пролёты, но снайперов с ПСС надёжно прикрыли их помощники, вооружённые АК-12. Сейчас приступим к отработке огневых задач уже в самом здании и на местности ВАП, – ответил командир группы. Затем он пояснил, что здание винтовочного артиллерийского полигона используется для проведения комплексных тактико-специальных занятий со стрельбой снайперов и снайперских пар. Здесь они отрабатывают захват и досмотр всех помещений ВАП и стреляют на различные дальности. В ходе дальнейшего занятия на ВАП каждый из снайперов вместе со своим помощником-наблюдателем выполнял одно из упражнений стрельб из Сборника нормативов Сил специальных операций. Было две цели для поражения, установленные на расстоянии 600 м от здания ВАП, – автомобиль и группа охранения противника. Стрельба и её корректировка осуществлялись с помощью специального устройства. – Сейчас две мишени, но снайперская пара может вести поражение нескольких целей одновременно, – пояснил «Колдун». – Недавно у нас прошло комплексное тактико-специальное занятие, в ходе которого имитировался подрыв колонны техники противника посредством попадания в пиротехническую мишень. Охранение неприятеля начало разбегаться, и воины открыли по нему огонь. После этого разведгруппа сменила позицию, она ушла на запасной рубеж, но перед этим я показал своим подчинённым фотографии «террористов», которых они должны были запомнить и впоследствии уничтожить. Личный состав группы уходил на запасной рубеж и одновременно вёл огонь по керамическим тарелкам, которые применяются в качестве целей на практических стрельбах. Все тактико-специальные и огневые задачи на этом занятии были выполнены. Когда заместитель командира отряда вернулся на ВАП с войскового стрельбища, то рассказал мне, что в неделю со снайперами соединения проводится как минимум два занятия по огневой подготовке. При этом особое внимание уделяется умению стрелка выбрать, оборудовать и замаскировать свою огневую позицию и в последующем после произведённого выстрела сменить её на запасную или новую. Здесь сибирскими спецназовцами были взяты на вооружение уроки сирийского боевого опыта. По словам майора А. и лейтенанта А., помимо обычных плановых занятий, снайперы в составе разведгрупп участвуют в тактико-специальных занятиях по различной тематике. И всегда в учёбе снайперов упор делается на их физическую подготовленность, так как разведгруппам приходится совершать многокилометровые марши по незнакомой пересечённой местности, и такие переходы, бывает, занимают по двое-трое суток. А это десятки километров в полной боевой экипировке, то есть в бронежилетах, с оружием и рюкзаками, в которых боеприпасы, средства наблюдения и разведки, минирования и взрывчатка, провизия и вода. В зимнее время нередко в ожидании появления цели снайперу приходится не один час неподвижно лежать на снегу – на специальном коврике или поддоне, сделанных из теплоизолирующего пулиуретана, и вести непрерывное наблюдение. Малейшим движением стрелок может выдать своё местоположение, а в боевой обстановке это чревато тем, что к нему прилетит пуля вражеского снайпера. В летнее и осеннее время снайпер также может часами неподвижно находиться, например, в болоте, или в траве, или на дереве в сооружённом там снайперском гнезде в ожидании появления цели. Вопросы контрснайперской борьбы в этой бригаде в числе приоритетных в боевом обучении личного состава. Отличная физическая подготовка, в особенности выносливость, умение вести непрерывное наблюдение, эмоциональная устойчивость, отличное зрение и слух, терпение, собранность и сообразительность, хладнокровие, зрительная память и точный глазомер, быстрота мышления и реакция на движущийся объект ну и, конечно, меткость в стрельбе – основные слагаемые в работе снайпера. И эти качества сибирские спецназовцы вырабатывают и постоянно тренируют. Вопросы контрснайперской борьбы в этой бригаде в числе приоритетных в боевом обучении личного состава – Я восемь лет служу снайпером по контракту. Были в моей службе и далёкие командировки для выполнения специальных задач. Приходилось сталкиваться с хорошо обученными снайпингу противниками и скажу, исходя из собственного опыта, что в нашем деле нет мелочей, всё важно – внутренняя собранность и осторожность, аккуратность и терпение, экипировка и качество патронов, умение сделать первый прицельный выстрел, потому что второго у тебя может уже не быть, и многое другое. Здесь, на Шиловском полигоне и на других полигонах Центрального военного округа мы учимся всему этому, – отметил в беседе ефрейтор Иван В. В этом отряде спецназа есть несколько контрактников, которые способны показать очень точную стрельбу, например с расстояния 200 м попасть в спичечный коробок. При этом на вооружении спецназовцев три снайперские винтовки, из которых они стреляют одинаково хорошо, – СВД-С, СВ-98 и «Винторез». Среди целей снайперов – пулемётные и гранатомётные расчёты, грудные, одиночные и групповые фигуры, в том числе движущиеся, операторы БпЛА и часовые на вышках… Комплексное тактико-специальное занятие в здании ВАП завершилось, но я не спешил покидать его, так как меня по-прежнему интересовали «Колдун» и его подчинённые, потому что в ходе ТСЗ они поразили с первых выстрелов практически все цели. Ну и не часто же мне приходится встречаться со снайперами спецназа. – Расскажите о себе, – попросил я «Колдуна». – Как вы стали офицером-спецназовцем? – Я родился в семье военных, прадед генерал, воевал в Великую Отечественную войну. После этого по его стопам пошёл его сын, мой дед, он дослужился до полковника. Отец более 20 лет отслужил на Черноморском флоте, – не без гордости рассказывал лейтенант А. – И я выбрал для себя профессию военного, правда не сразу после окончания школы. После учёбы поступил в филиал Санкт-Петербургского государственного университета сервиса и экономики по специальности «Экономика и бухгалтерский учёт». Окончил его со средним профессиональным образованием, и меня призвали на службу. Там я начал готовиться к поступлению в Рязанское ВВДКУ. Выбрал его, потому что считал одним из лучших военных вузов страны по подготовке офицеров для ВДВ и войск специального назначения. При поступлении определился с факультетом. По окончании учёбы меня направили в это соединение с назначением на должность командира группы специального назначения. – Что самое сложное в службе офицера спецназа? – спросил я у лейтенанта. – Важно найти правильный подход к личному составу, потому что у меня все подчинённые в возрасте от 28 до 37 лет, все с боевым опытом, семейные. В семьях троих военнослужащих по трое детей. К каждому подчинённому необходимо найти подход и в обучении, и при решении этими людьми потребностей в их личной жизни. Нужно и самому подготовиться к выполнению служебных задач, и подготовить к этому личный состав группы. Чтобы командовать этими людьми, я должен сам быть профессионалом и во всём показывать пример. – Что больше всего вам нравится в вашей службе? – адресовал я своему собеседнику очередной вопрос. – Я занимаюсь делом, которое мне по душе. Это то, к чему я стремился в своё время в военном училище и сейчас к этому пришёл. И я вижу результат своей работы. По истечении каждого дня службы думаю, что нового обрёл в боевом обучении и чего достигли мои подчинённые. Мне нравится, что много практики, занятий на полигоне. Период обучения начинается с теоретических занятий, которые впоследствии подкрепляются практическими. После этого проводятся тактико-специальные занятия и различные учения, в числе которых и контрольные тактические. Поверяется практическая выучка военнослужащих в стрельбе и выполнении различных специальных задач в ходе тактико-специальной подготовки. – Как ваша супруга относится к вашей службе, когда, например, уходя на многодневный марш или уезжая на учение, вы отсутствуете дома по трое и более суток? – Она гордится, что её муж – офицер спецназа, – коротко ответил командир разведгруппы. – А кто вам придумал такой позывной – «Колдун»? – уже уходя, спросил я у лейтенанта, но он в ответ лишь улыбнулся. В спецназе много секретов… http://redstar.ru/tseli-unichtozheny-po-prikazu-kolduna/ #Армия #Снайперы #Спецназ
Эта статья была автоматически добавлена из сообщества Газета «СПЕЦНАЗ РОССИИ» и журнал «РАЗВЕДЧИКЪ»