Everything.kz

Как "белогвардеец" Циолковский сидел в ЧК

Как "белогвардеец" Циолковский сидел в ЧК
Как "белогвардеец" Циолковский сидел в ЧК Все знают, что Сергей Королев едва выжил в ГУЛАГе, многие будущие академики прошли через унизительные шарашки тюремного типа. Но и человека, считающегося главным идеологом отечественного ракетостроения и мировой космонавтики Константина Эдуардовича Циолковского не минула чаша сия. Вскоре после революции Циолковский неожиданно оказался на Лубянке по уголовному делу о шпионаже в пользу белых... Несмотря на большое количество исторической хроники, биографических статей и книг, большинство авторов старательно обходят стороной загадочный арест Циолковского осенью 1919 года. Его арестовали по доносу в тихой Калуге, которая находилась в стороне от революционных потрясений. 62-х летний Циолковский жил здесь с семьей, преподавал физику, математику и геометрию в женском епархиальном училище. А также писал статьи для популярных журналов и книги, которыми зачитывались все образованные люди страны — от гимназистов до ученых. На фоне революционных догм о насилии, терроре и захвате власти мысли Циолковского о Вечности, Космосе, Вселенной и Мыслящем атоме были невероятно привлекательными. Никто не мог поверить, что этот удивительный человек — простой провинциальный учитель. Правда никто и не знал, что задание разработать способы переселения людей на другие планеты ему дал его вдохновитель и учитель, Николай Александрович Морозов — революционер-народоволец, участник покушений на Александра II, масон ложи "Полярная звезда", осужденный к пожизненному заключению и умудрившийся на царской каторге (!!!) выучить 11 иностранных языков в совершенстве и до выхода по амнистии написать 25 томов научных исследований по астрономии, космогонии, физике, химии, биологии, математике, геофизике, метеорологии, воздухоплаванию, авиации, истории, философии, политической экономии, языкознанию, истории науки, в основном популярного и просветительского характера. Именно от его идей отталкивались впоследствии создатели "Новой хронологии" Фоменко и Носовский и именно он направил в космос мысли Циолковского. Но знакомство с революционером, пострадавшим от царского режима, в 1919 году еще не могло стать поводом для ареста. Ничто не предвещало беды, но осенью 1919 года поползли слухи, что Циолковского арестовали чекисты и пытают его на Лубянке. Что мог натворить немолодой, не очень здоровый и полуглухой ученый - оставалось загадкой для всех. И только спустя 86 лет после ареста Дело № 1096 по обвинению Циолковского Константина Эдуардовича было обнародовано. Дело, судя по хорошо сохранившимся документам, оказалось весьма странным, даже загадочным. Донос был сфабрикован сотрудниками Особого отдела 12-й армии товарищами Кошелевым и Кучеренко - двойными агентами красных, которых белые почитали своими разведчиками. Для начала чекисты устроили Циолковскому углубленную проверку, хотя по законам военного времени должны были немедленно арестовать. Но все-таки уважаемый человек. И тогда был придуман коварный сценарий проверки, суть которого сводилась к подставе: Кучеренко, должен был придти к ученому в образе деникинского офицера, а комиссар Поль в нужный момент должен взять Циолковского под арест. Судя по отчету Кучеренко сценарий чекистов сработал как надо. Разведчик явился по указанному адресу и провел с Циолковским длительную беседу о паролях и явках белогвардейцев, но ученый пояснил ему, что интересуется наукой, в частности, воздухоплаванием, а политических сведений дать не может, так как стоит далеко от политики. К концу беседы, как и планировалось, явился товарищ Поль с уполномоченными от местной ГубЧК и арестовал обоих. Разумеется, подставного белогвардейца потом отпустили. А в доме Циолковского тут же начали обыск. Поскольку семья ученого находилась дома, то подбросить чекистам ничего не удалось, так же впрочем, как и найти что-нибудь «террористическое». Вскоре Константин Эдуардович уже сидел в общей камере на Лубянке, откуда уводили на расстрелы и допросы. Его первый допрос состоялся только 29 ноября. Проводил его следователь Ачкасов. Сокамерники научили Циолковского, как нужно отвечать на провокационные вопросы следователя. Поэтому он не стал рассуждать о пацифизме и о том, что является противником смертной казни, а просто сразу заявил, что он — сторонник Советской республики. — Почему именно к вам зашел белогвардеец? — Не знаю, я переписывался с ученым из Киева Федоровым, а они были знакомы, он передал мне привет. А потом потребовал от меня каких-то сведений о Восточном фронте. Тогда я дал ему понять, что мне придется на него донести… Такого Константин Эдуардович, понятное дело, сам придумать не мог. Значит, все же сокамерники направили его на нужный путь. В конце протокола он написал «никаких антисоветских действий не совершал, виновным себя не признаю, в чем и расписываюсь». Очень скоро к Делу № 1096 было подшито «Заключение» следователя Ачкасова. Выводы в нем были весьма противоречивыми и самобытными: «белые Циолковского не знали… Циолковский разоблачил агента и потому скрыл свою принадлежность к организации СВР и место нахождения таковых. Ввиду полной недоказанности виновности (!!!), предлагаю выслать гр-на Циолковского К.Э. в концлагерь сроком на 1 год (!!!) без привлечения к принудработам ввиду его возраста». Ачкасов хладнокровно подписал ученому смертный приговор: если нельзя расстрелять, значит можно сгноить. Но тут вмешался, не иначе, как ангел- хранитель. Дело Циолковского решил посмотреть начальник особого отдела МЧК, Ефим Георгиевич Евдокимов и оставил в нем свою резолюцию, сделанную красными чернилами: «Освободить и дело прекратить. Е.Евдокимов. 1.12.19.». Циолковского тут же выпустили. Но вот незадача, был уже поздний час. Константин Эдуардович опоздал поезд и ночевать ему было негде. Тогда он ничего лучшего не придумал, как вернуться в тюрьму и попросить ночлега. В нарушение всех правил его пустили в камеру, а утром отправили домой. Случай скорее анекдотический, в силу того, что закончился необычно счастливо для тех времен, однако сам факт провокации ЧК, ареста престарелого глухого известного ученого и приговор "всего" к году концлагеря просто ввиду отсутствия доказательств какой-либо вины, весьма красноречиво характеризует ту "новую эру в истории человечества", наступления которой так жаждал учитель Циолковского Морозов.
Эта статья была автоматически добавлена из сообщества КАСС 2.0 - Коалиция АнтиСоветских Сообществ