Everything.kz

Нашествие одержимых

Нашествие одержимых
Нашествие одержимых Сталинская принудительная коллективизация и бандитское раскулачивание крестьян обернулись повсеместной разрухой и массовым голодом русского и братского народов, унёсшим жизни до восьми миллионов человек в 1932–1933 годах. По своим гигантским масштабам и трагическим последствиям это был второй массовый голод после захвата власти большевиками-самозванцами. Первый случился десятью годами раньше, через несколько лет после октябрьского большевицкого переворота, во время братоубийственной, разрушительной войны, когда русская земля оказалась во власти страшного голода, вошедшего в отечественную историю недавнего «светлого прошлого» под названием «голод в Поволжье». Такое название по своей сути лукавое и весьма условное – оно лишь частично отражает его немыслимо большие масштабы: разразившийся массовый голод охватил не только Поволжье, но и многочисленные деревни и сёла, города и посёлки на огромной территории, включая Южную Украину, Крым, Башкирию, Казахстан, Приуралье и Западную Сибирь. Этот страшный голод впервые за многие прошедшие столетия поразил 35 российских губерний с общей численностью населения более 90 миллионов человек, из которых голодало чуть меньше половины. Во власти голода и смертельного страха оказались многие люди – он не обошёл стороной ни здоровых, ни больных, ни взрослых, ни детей. Голодной смертью в тяжёлых страданиях и невыносимых муках умерло великое множество пострадавших. И среди них подавляющее большинство составляли всё же крестьяне, работавшие от зари до зари в поле и своими руками добывавшие хлеб насущный, спасавший людей во все времена от голодной смерти. Общее число жертв этого страшного голода – более пяти миллионов человек. Всего же только за годы гражданской, братоубийственной войны погибло и умерло более 15 миллионов человек – таково трагическое и печальное следствие рокового большевицкого переворота семнадцатого года, приведшего к чудовищной национальной катастрофе, обрушившейся на русскую землю в прошлом столетии. Несмотря на то, что многие миллионы людей в тяжёлых муках и страданиях умирали от жестокого, истребляющего голода, большевицкие диктаторы в декабре 1922 года приняли безумное и преступное решение: «Признать государственно необходимым вывоз хлеба в размере до 50 миллионов пудов». Награбленные у нищих, обездоленных крестьян десятки миллионов пудов хлеба отправлялись в Германию для снабжения чужих, вовсе не голодавших людей – многочисленной армии наёмных «интернационалистов». Прикормленные вооружённые служаки, выполняя приказ большевицких диктаторов, варварски грабили своих соотечественников-крестьян, доведённых до нищеты. Они нагло, беспощадно отнимали у них хлеб вплоть до последнего зерна, заведомо вынося многодетным крестьянским семьям смертный приговор. Расплодившиеся повсеместно не по дням, а по часам большевицкие вожаки-самозванцы и их неисчислимые сатрапы в те голодные годы жили припеваючи, жили на широкую ногу, ни в чём себе не отказывая, и об этом свидетельствуют многие исторические и мемуарные источники. В частности, Наталья Седова, вторая жена Лейбы Бронштейна (Льва Троцкого), через трупы пролезшего на самую вершину самозваной власти и одного из главных зачинщиков и виновников октябрьского переворота и большевицкой смуты, писала: «...Красной кетовой икры было в изобилии... Этой неизменной икрой окрашены не только в моей памяти первые годы революции». Пресытившаяся и самодовольная Седова, состоявшая в гражданском браке с Бронштейном, по своему скудоумию не могла понять и познать горькую правду жизни – первые годы октябрьского переворота были действительно окрашены только не кетовой икрой, а кровью многих миллионов людей, безвинных жертв революции… Под предлогом якобы спасения голодавших вооружённые большевицкие служаки не только изымали последний хлеб у крестьян, но и разоряли храмы и беспощадно грабили церковное имущество, которое оценивалось в 2,5 миллиарда золотых рублей. Из такой немыслимо огромной по тем временам суммы денег лишь ничтожно малая их часть, только один миллион, была потрачена на закупку за рубежом продовольствия, далеко не всегда доходившего по назначению и редко когда достававшегося голодавшим. Остальные денежные средства бездумно и преступно тратились по собственному усмотрению партийных диктаторов – якобы на совершение мировой революции с дальним прицелом захватить власть везде и всюду в свои руки, обагрённые кровью. Немалые деньги тратились и на закупку дорогостоящих кожанок и револьверов для большевицких вожаков и их верных служак в погонах. Воинственные большевики, продавшие душу дьяволу за ничтожную цену, красный партийный билет в кармане, и преданные им служаки носили под замусоленной и грязной кожанкой револьвер. Продажные и ничтожные большевицкие самозванцы при исполнении своих обязанностей превращались в существа, потерявшие всякий человеческий облик. Они без суда и следствия расстреливали безвинных людей, безжизненные тела которых сбрасывали в болота либо топили в реках и озёрах, чтобы таким либо другим варварским способом заметать следы своих преступлений, которые в силу своего духовного уродства они считали подвигом ради спасения «дела революции». Именно так их натаскивали старшие братья по нечестивым и греховным делам, поражённые демоном властолюбия… Любому благомыслящему человеку вполне очевидно: не спасать голодавших людей намеревались самозваные большевицкие вожаки, опьянённые властью, а грабить, разделять и властвовать, как это предписывал Ленин, демон революции, неукоснительно следуя западной науке разрушения. Разрушительную науку он досконально и обстоятельно изучал долгие годы, живя с шиком за чужой счёт вдали от родины, в чужой стране – Швейцарии. При её внедрении на русской земле власть оказалась в руках нечестивых самозваных большевиков, свободных от стыда и совести. А русский и братские народы при такой нераздельной власти нечестивцев умирали и погибали миллионами в муках и страданиях от страшного голода, подобного которому никогда не было на российской земле. Большевицкие диктаторы и смотревшие им в рот прикупленные партийные служаки разных мастей в оправдание своей неспособности без насилия и кровопролития управлять страной объясняли «тёмному» народу причину голодной массовой смерти просто и понятно: голод в России в начале 20-х годов был вызван засухой. На самом деле, засуха в России в 1921 году действительно была, и она охватила далеко не все пахотные земли, а чуть более пятой части посевных площадей. Неурожайные, или голодные годы из-за засухи или других неблагоприятных погодных условий, когда нарушается равномерное распределение осадков по сезонам в течение года и наблюдаются резкие изменения температуры с необычным её повышением летом, случались и не раз на российской земле и до большевицкого переворота. В те далёкие голодные годы, конечно же, ощущалась нехватка продовольствия во всей стране. Однако такие острые продовольственные проблемы не приводили к массовой, многомиллионной гибели и смерти людей – заметного повышения смертности населения из-за голода не наблюдалось. В те времена, до рокового большевицкого переворота, от массовой голодной смерти русского и братских народов спасали государственные запасы хлеба и хлеб самих крестьян, смекалистых, благомыслящих и трудолюбивых. Зерно и другое продовольствие запасались в каждой крестьянской семье и бережно, по-хозяйски хранились на всякий чёрный день, чтобы не остаться без куска хлеба, если предстоящий год будет неурожайный… Называть засуху основной причиной массового голода в начале двадцатых годов прошлого века, как это делали партийные «мудрецы», невежественные и плясавшие под дудку дремучих властителей, долгие десятилетия после октябрьского переворота и как это преподносилось в советских учебниках, рассчитанных на одурманивание народа, не только безрассудно, но и бесстыдно. В то смутное, да и в наше время любому здравомыслящему человеку вполне понятно: если бы накапливались государственные запасы хлеба, как это делалось каждый год в России до октябрьского переворота, если бы не грабили большевицкие вооружённые служаки днём и ночью беззащитных крестьян, то, очевидно, не было бы голодной смерти миллионов людей. Пострадали от голода в основном труженики, своими руками добывавшие хлеб насущный, у которых отнимали последний хлеб, а отнюдь не нахлебники – среди голодающих не было расплодившихся, как на дрожжах, многочисленных большевицких диктаторов, восседавших на всех ступенях самозваной власти. Среди них не было и вооружённых грабителей, и чекистов, «защищавших дело революции», не было и многих других партийных служак, прильнувших к дармовому корыту. Все они не пахали, не сеяли, не косили и не стояли у станка, а пили и ели от пуза, ни в чём себе не отказывая, даже в голодные годы… Любому благоразумному человеку становится очевидным, что только засуха в 1921 году не могла привести к массовому голоду на земле российской с миллионными жертвами. В последнее время в разных исторических источниках называются и другие весомые и объективные причины этого страшного голода: разрушительные последствия гражданской войны, повсеместная разруха, кризис дремучей власти и чрезмерно завышенная, грабительская продразвёрстка. Многие крестьяне-труженики лишились не только запасов хлеба для пропитания своих многодетных семей, но и посевных семян, что привело к значительному сокращению засеянных площадей и, как следствие, к резкому падению собранного урожая. Такое объяснение, хотя и ближе к истине, но оно не раскрывает до конца и в полной мере первопричину, породившую и братоубийственную войну, и повсеместную разруху, и сопутствующий им массовый голод. Основная же первопричина массового голода и многих других рукотворных бед, свалившихся на головы беззащитных людей на российских просторах, скрывается не столько в засухе и не столько в разрушительной братоубийственной войне, а сколько в полной несостоятельности полуобразованных и дурно воспитанных большевиков, захвативших власть под началом Ленина, демона революции. Они оказались не способными хоть как-то управлять обществом без насилия, без кровопролития и навести хоть какой-то порядок в огромной стране, которая до октябрьского переворота была одной из самых сильных и могущественных во всём мире. Главная же причина массового голода, вытекающая из основной первопричины, лежит на поверхности – она заключается в бандитском способе самозваных большевиков и их служак с винтовкой в руках закабалять всех и вся и наживаться путём открытого вооруженного грабежа. В большевицких документах, составленных отечественными полуграмотными «мудрецами», массовый грабёж крестьян, переиначенный на западный лад, называется конфискацией. Слово «конфискация» латинского происхождения, не понятное для простого народа, по-своему трактовалось партийными вожаками, которые якобы знали, как построить безбожный рай на земле чужими руками сначала в отдельно взятой стране, а потом и во всём мире, чтобы таким «единственно правильным» путём прибрать власть к своим окровавленным рукам на все времена. Открытый вооружённый грабёж беззащитных крестьян, или конфискация, или как бы он не назывался по-другому и не прикрывался решениями разных партийных сходок, включая сборища самых высоких партийных самозванцев, восседавших в царских палатах древнего Кремля, есть тяжкое уголовное преступление против своего народа, повлекшего за собой десятки миллионов человеческих жертв. И одно из прямых и неоспоримых доказательств тому – реабилитация подавляющего большинства граждан, не совершавших преступлений, но расстрелянных либо загнанных в тюрьмы, либо сосланных в необжитые места для явной гибели и медленной смерти. Признание государством их полной невиновности было сделано после падения коммунистического режима, спустя долгие мучительные десятилетия, когда большевицкое клеймо «враг народа» не давало спокойно жить и трудиться многим миллионам безвинных людей, оклеветанных самозваной властью. Многомиллионные жертвы преступлений реабилитированы. Однако полная всесторонняя правовая оценка тем страшным и преступным злодеяниям в рамках действующих законов до сих пор не дана… По той же основной первопричине и по той же главной причине на русский и братский народы обрушился не менее страшный голод в 1932–1933 годах с несравнимо большим числом умерших и погибших – до восьми миллионов человек. Этот массовый голод охватил обширную территорию Советского Союза: Украину, Белоруссию, Северный Кавказ, Поволжье, Южный Урал, Западную Сибирь, Казахстан. Специфика и особенности этого голода, повторившегося вследствие рокового переворота семнадцатого года, заключается в том, что это был первый в истории нашего отечества, который не обусловливался природными факторами. В начале тридцатых годов прошлого века на русской земле не было ни засух, ни наводнений, ни других неблагоприятных погодных условий, которые могли бы привести к неурожаю и, следовательно, к массовому голоду. Поэтому в некоторых исторических источниках он вполне обосновано называется организованным голодом. И организовали его не труженики-крестьяне, а большевицкие диктаторы-самозванцы, взявшие сталинский курс на сплошную коллективизацию и ликвидацию «кулаков» как класса. Коллективизация и раскулачивание превратились в очередное преступное нашествие на крестьян. Насильственному и бандитскому курсу большевиков противились, как могли, крестьяне, отказываясь не только вступать в колхозы, но от чрезмерно больших налогов и от принудительных так называемых хлебозаготовок. После выплаты большевицких податей и после грабительских хлебозаготовок в многодетных крестьянских семьях не оставалось не только хлеба для собственного пропитания, но и семян для посева. Поэтому в губерниях, особенно южных, богатых чернозёмом, поднимались крестьянские восстания, для подавления которых большевицкие вожаки бросали вооруженные армейские войска. Даже такие безумные и преступные меры, когда против безоружных тружеников-крестьян направлялись по отмашке сверху свои же вооружённые соотечественники, большинство которых происходило из крестьян, не всегда приносили ожидаемые вожаками результаты. И большевицкие «мудрецы», хотя и были скудоумными, но всё же сообразили, что подавить массовые и повсеместные крестьянские выступления возможно не только оружием, но и голодом. И невиданный ранее страшный голод, спровоцированный большевиками-самозванцами, поразил российскую землю сразу же после бандитского раскулачивания и насильственной «сплошной коллективизации», которую большевицкие безумцы требовали от местных властей провести в самые кротчайшие сроки и довести её до ста процентов в каждой деревне, в каждом селе и в каждой станице. Если первый массовый голод на российской земле случился вскоре после октябрьского переворота семнадцатого года, то гораздо большему массовому голоду в начале тридцатых годов предшествовала другая не менее страшная рукотворная беда – массовое нашествие партийных активистов и их вооружённых служак на многочисленные деревни, сёла и станицы. Преследовалась якобы благородная цель с благозвучным названием «сплошная коллективизация» и в то же время под лукавым лозунгом строительства социализма в деревне. На самом деле её достижение вылилась в сплошное бандитское разорение крестьян: ограбление и массовые аресты без суда и следствия наиболее крепких, работоспособных и трудолюбивых крестьян, которых расстреливали, сажали в тюрьмы и ссылали подальше от родных мест: кого на Крайний Север, кого на Соловки, а кого и в Сибирь. Остальных же крестьян (их было подавляющее большинство), лишив земли и имущества, принудительно загоняли в колхозы, где они получали за свой труд не заработанный хлеб и не деньги, а пресловутые палочки в трудовой книжке… Крестьяне-колхозники, хотя и считались свободными, не посаженными в тюрьмы с колючей проволокой и не высланными из родных мест проживания, но оказались в жизни совсем не свободными от колхозов, где они вынуждены были по принуждению почти бесплатно работать. .... Продолжение в комментарии
Эта статья была автоматически добавлена из сообщества КАСС 2.0 - Коалиция АнтиСоветских Сообществ