Everything.kz

20 лет назад 29 ноября 2001 года ушел из жизни писатель Виктор Астафьев, человек...

20 лет назад 29 ноября 2001 года ушел из жизни писатель Виктор Астафьев, человек...
20 лет назад 29 ноября 2001 года ушел из жизни писатель Виктор Астафьев, человек, не боявшийся писать страшную правду о войне Виктор Петрович Астафьев (1924 – 2001) – один из самых известных российских писателей XX века- родился 1 (по другим сведениям — 2) мая 1924 года в селе Овсянка (ныне Красноярский край) в семье Петра Павловича Астафьева (1899—1967) и Лидии Ильиничны Потылицыной (1900—1931). Он был третьим ребёнком в семье, однако две его старшие сестры умерли во младенчестве в первые годы советской власти. Через несколько лет после рождения сына Пётр Астафьев был ложно осуждён к лишению свободы за «вредительство». В 1931 году, во время очередной поездки Лидии Ильиничны к мужу, лодка, в которой среди прочих находилась она, перевернулась. Лидия Ильинична, упав в воду, зацепилась косой за сплавной бон и утонула. Виктору тогда было семь лет. После смерти матери, писатель воспитывался бабушкой по материнской линии После того, как отец Виктора вышел из тюрьмы и ещё раз женился, семья была раскулачена и переехала в село Игарка. Красноярского края. Из-за сложных отношений отца и мачехи маленький Виктор оказался в доме-интернате (отец мальчика тяжело заболел, а родные просто выгнали Виктора из дома и какое-то время он жил в заброшенной парикмахерской, но после серьезного инцидента в школе, получил распределение в дом-интернат). Окончив школу ФЗО, работал на станции Енисей сцепщиком и составителем поездов, дежурным по станции. В 1942 году ушёл добровольцем на фронт несмотря на то, что как железнодорожник имел бронь. Военную подготовку получил в учебном автомобильном подразделении в Новосибирске. Весной 1943 года был направлен в действующую армию. Был шофёром, связистом в гаубичной артиллерии, после тяжёлого ранения (контузия) в конце войны служил во внутренних войсках в Западной Украине. Был награждён орденом Красной звезды, медалями «За отвагу», «За освобождение Варшавы» и «За победу над Германией». "В бою 20.10.43 г. красноармеец Астафьев В. П. четыре раза исправлял телефонную связь с передовым НП. При выполнении задачи, от близкого разрыва бомбы, был засыпан землёй. Горя ненавистью к врагу, тов. Астафьев продолжал выполнять задачу и под артиллерийско-миномётным огнём, собрав обрывки кабеля, и вновь восстановил телефонную связь, обеспечив бесперебойную связь с пехотой и её поддержку артиллерийским огнём." — Из наградного листа на медаль «За отвагу» Демобилизовался в звании «рядовой» в 1945 году, уехал на Урал, в город Чусовой Молотовской области (ныне Пермский край); работал слесарем, подсобным рабочим, учителем, дежурным по вокзалу, кладовщиком. В том же году женился на Марии Семёновне Корякиной; у них было трое детей: дочери Лидия (родилась и умерла в голодном 1947 году из-за плохого питания) и Ирина (1948—1987) и сын Андрей (род. в 1950 году). Астафьев воспитывал также двух приёмных дочерей — Анастасию и Викторию. С 1951 года работал в редакции газеты «Чусовской рабочий», где впервые опубликовал свой рассказ («Гражданский человек»). Писал репортажи, статьи, рассказы. Первая его книга «До будущей весны» вышла в Молотове в 1953 году. Один из главных летописцев Великой Отечественной не был, как теперь сказали бы, «политкорректным», не боялся говорить правду о Сталине, о Жукове. Он был одним из немногих, кто рассказал о последней войне правду. Причем, правда эта была столь страшна, что он решился сделать это только через 40 лет после окончания войны, написав главный труд свой жизни: "Прокляты и убиты", который не вписывается ни в советские идеологические каноны, ни в нынешние. . Самые искренние из написанных им строк посвящены той страшной войне, которую он - почти всю, - прошел простым солдатом и в которой он каким-то невероятным чудом выжил. Выжил для того, чтобы 40 лет спустя о ней рассказать. «Прокляты и убиты» – несомненно, самое честное, пронзительное и яркое художественное произведение из всех, что написаны о войне за последние 70 лет. «Писать о войне, о любой – задача сверхтяжелая, почти неподъемная. Но писать о войне прошлой, Отечественной - и вовсе труд невероятный, ибо нигде и никогда еще в истории человечества такой страшной и кровопролитной войны не было, - говорил сам Астафьев. - Об этой войне столько наврали, так запутали все с нею связанное, что в конце концов война сочиненная затмила войну истинную. Заторами нагромоздилась ложь не только в книгах и трудах по истории..., но и в памяти многих сместилось многое в ту сторону, где война красивше на самом деле происходившей, где сплошной героизм, громкие слова и славословия. А наша партия – основной сочинитель и поставщик неправды о войне». «Мне иногда пишут и говорят, что война, изображенная мною, - «неправильная», не похожая на войну тех, кто сражался на ней в ста километрах от передовой, - признавался писатель. - А она очень разнообразна, между прочим. Не только за сто, она уже и в километре иная, более «правильная», героическая и интересная, чем на передовой. Там люди убивали людей – это страшно, это античеловечно. Это противу разума и рассудка – кровь, озверение, тупая работа, полужизнь, полусуществование в земной, часто сырой траншее». "...Помним? Гордимся? Вранье. Ничего мы не помним. Особенно главного. Что гордиться нечем. Только скорбеть... ...О войне столько наврали, что в конце концов война сочиненная затмила войну истинную. ...Мы победили, залив врага своей кровью и завалив его своими трупами. Сталин бросал народ в войну, как солому в печку: "Бабы еще нарожают"... Опыт войны - это нечеловеческие условия, это когда многие опускаются и теряют человеческий облик, это когда с солдатами обращаются хуже, чем со скотиной, это чтобы ты мог жрать, как скотина последняя, когда можно сидеть и без отвращения есть на замерзшем трупе, спать, как скотина последняя, терпеть вошь... Это тяжкое состояние солдатское, когда ты изнуряешься до бесконечности и думаешь: "Хоть бы скорее убили..." Преступно романтизировать войну, делать ее героической и привлекательной. Те, кто врет о войне прошлой, приближает войну будущую. Ничего грязнее, кровавее, жестче прошедшей войны на свете не было. Надо не героическую войну показывать, а пугать - война отвратительна. Надо постоянно напоминать о ней людям, чтобы не забывали. Носом, как котят слепых тыкать в нагаженное место, в кровь, в гной, в слезы, иначе ничего от нашего брата не добьешься..." Вольно или невольно, Виктор Астафьев вывел простую истину: «Тот, кто врет о войне прошлой, приближает войну будущую». Так, может быть, и не надо говорить о войне вовсе? У Астафьева было свое принципиальное суждение на этот счет: «Надо не героическую войну показывать, а пугать ей, ведь война отвратительна. Надо постоянно напоминать людям о войне, чтобы не забывали. Носом как котят слепых тыкать в нагаженное место, в кровь, гной в слезы». «Увы, теперь я знаю, что всю правду о войне знает только Бог. Народ наш в большинстве своем не знал ее и, возможно, знать не хочет – слишком страшна она и отвратительна, слишком для усталых русских людей, прежде всего истинных вояк, правда эта неподъемна», - констатировал Аставьев. Был ли Астафьев при жизни обласкан властью? Как-никак Герой социалистического труда (1989 год), неоднократный лауреат государственных премий. Но, в то же время, он - из семьи раскулаченных сибирских крестьян. В рядах КПСС не состоял. Да и во всех его книгах вы не найдете признаков любви к власти. Так кто же он – придворный писатель или диссидент? Сам Астафьев ответил на эти вопросы так: «Смею думать, как писатель я никогда не был ни в русле, ни на стрежне социалистического реализма в его жесткой, зашоренной трактовке. Никогда не мучился над проблемой положительного героя, роли партии, «темой рабочего класса» и прочей идеологической дребеденью. Но и диссидентом я не был. В иных обстоятельствах — как знать, но в своих и по природе своего писательства, и по характеру просто не мог им быть. Писал, как писалось, думалось, дышалось — и резко, и лирично, и «раздумчиво». Парадокс, что меня как-то сразу начали хвалить, а ругали хоть порой и жестко, но подозрительно маловато». Был бы жив сегодня, того и гляди - заклеймили бы литератора Астафьева, привлекли бы к ответственности «за искажение исторической правды», как ее понимают некоторые депутаты Государственной думы. Так что советуем всем, кто еще не успел прочесть «Прокляты и убиты», поспешить в книжные магазины - пока не изъяли с полок как неблагонадежное произведение. И в творчестве Астафьева, и в его интервью и комментариях отчетливо прослеживается активное неприятие сталинизма как противоестественной системы, уничтожающей личность человека, превращающей народ в послушное, безропотное стадо. Вот, что он писал об этом много лет назад: «Нет на свете ничего подлее русского тупого терпения, разгильдяйства и беспечности. Тогда, в начале тридцатых годов, сморкнись каждый русский крестьянин в сторону ретивых властей - и соплями смыло бы всю эту нечисть вместе с наседающим на народ обезьяноподобным грузином и его приспешниками. Кинь по крошке кирпича - и Кремль наш древний со вшивотой, в нем засевшей, задавило бы, захоронило бы вместе со зверующей бандой по самые звезды. Нет, сидели, ждали, украдкой крестились и негромко, с шипом воняли в валенки. И дождались! Окрепла кремлевская клика, подкормилась пробной кровью красная шпана и начала расправу над безропотным народом размашисто, вольно, безнаказанно». Да, Астафьев не был, как теперь сказали бы, «политкорректным». Он был воином, со своей окопной солдатской правдой и русской прямотой. В последние годы жизни Виктор Астафьев редко давал интервью. Тяжело болел, но при этом продолжал много работать. Умер великий русский писатель-фронтовик поздней осенью 2001 года на 78-м году жизни, там же, где и родился - в деревне Овсянка Красноярского края. В октябре 1990 года подписал «Римское обращение» (участников конф. «Национальные вопросы в СССР: обновление или гражданская война?»). 5 октября 1993 года подпись Астафьева появилась в «Письме 42-х» в поддержку силового разгона съезда народных депутатов и Верховного Совета России. Однако, по утверждению поэта Юрия Кублановского, Астафьев заявлял, что его подпись поставили без спроса. Скончался 29 ноября 2001 года от инсульта в Красноярске. В 2001 году, когда писатель находился в больнице в тяжелом состоянии, его друзья попытались добиться от местных депутатов средств на его лечение за границей. Депутаты же превратили рассмотрение этого вопроса в «судилище», обвиняя писателя в русофобстве и шовинизме. Денег выделено не было, врачи выписали писателя, по сути, отправив его умирать домой. Похоронен на кладбище, расположенном на автодороге «Енисей» между родным селом Овсянкой и Усть-Маной.
Эта статья была автоматически добавлена из сообщества КАСС 2.0 - Коалиция АнтиСоветских Сообществ